«ВЫПОЛНЯЯ СВОЙ ДОЛГ ПЕРЕД РОДИНОЙ, Я ОБЯЗУЮСЬ...»

Дата: 
20 августа 2018
Журнал №: 

В истории Второй мировой войны до сих пор остаётся немало белых пятен, изучение которых помогает восстановить историческую справедливость, даёт возможность ещё раз испытать чувство гордости за свой народ. Память о героях и их подвигах — это основа национального духа, патриотического воспитания молодёжи, сохранения и передачи героических традиций из поколения в поколение.

Текст: Дмитрий Архипов

Каторжницы из лагеря г. Эррувилль и шахты г. Тиль

Русские, волею судеб оказавшиеся за пределами своей страны, не теряли духовной связи с Отечеством. Истории о наших соотечественницах, сражавшихся за Родину во Франции, оккупированной фашистской Германией, посвящён этот материал.

В декабре 1940 года в Париже подпольщиками, выходцами из России Борисом Владимировичем Вильде (1908—1942) и Анатолием Николаевичем Левицким (1903—1942) был выпущен официальный бюллетень Национального комитета общественного спасения «Сопротивление», заголовок которого дал название всему французскому патриотическому движению. Мало кто знает, что «Песня партизан», ставшая гимном сил Сопротивления, написана нашей соотечественницей Анной Марли (Анной Юрьевной Бетулинской, 1917—2006), тоже жившей во Франции. Под эту песню 8 мая 2017 года президенты Франции — действующий Франсуа Олланд и избранный Эмманюэль Макрон — приняли участие в торжественной церемонии, посвящённой годовщине завершения Второй мировой войны, у Могилы Неизвестного Солдата в Париже.

В 1943—1944 годах на территории Франции действовало 35 советских партизанских отрядов общей численностью более 3 тысяч человек, объединённых Союзом русских патриотов. Красноречивы названия боевых групп: «За свободу», «Сталинград», «Чапаев», «Севастополь», «Донбасс», «Ковпак», «Котовский», «Имени Сталина».

Особое чувство гордости и уважения вызывает партизанский отряд «Родина». Он состоял исключительно из женщин — подпольщиц и связных, попавших с оккупированных территорий Советского Союза в застенки гестаповской тюрьмы «Широкое» в Минске. Подвергнутые пыткам и унижению, но не сломленные, они были отправлены на каторжные работы в единственный на территории Франции концлагерь «Эррувиль» (коммандо «Штрутхоф»), что было доказано и признано на Нюрнбергском процессе. Концлагерь возник на месте военного лагеря линии Мажино в шести километрах от Тиля. Тюремный режим для евреев был самым строгим, и они умирали и погибали чаще всех остальных. Заключённых заставляли работать в шахтах и на заводах до полного истощения, а затем отправляли в печь. По воспоминаниям очевидцев, концлагерный крематорий дымил непрерывно. Но нечеловеческие условия не уничтожили боевой дух узниц. Под руководством Надежды Лисовец был создан подпольный комитет. 8 мая 1944 года при поддержке агентов французского Сопротивления группа заключённых из 37 женщин и 27 мужчин совершила побег из концлагеря «Эррувиль». Преодолев за две ночи 70 километров, измождённые, но свободные, они смогли присоединиться к партизанам-маки в Аргонском лесу между городами Сен-Миель и Бар-ле-Дюк.

Торжественный митинг 8 мая, посвящённый освобождению Франции от фашизма. г. Тиль. Вход в шахту

Накормив женщин, французы объявили, что война для беглянок закончилась: всех расселят по домам надёжных людей, где можно дождаться окончания войны, а потом им помогут вернуться в Советский Союз. Но не таким был характер у наших девчат. Они рвались отомстить за свои муки и помочь войскам поскорее освободить землю от фашистов. Французы взяли к себе в отряды бежавших из «Эррувиля» мужчин-военнопленных, а от женщин категорически отказались: «У нас женщины не воюют», — сказали они. И услышали в ответ: «А у нас воюют». Пять карабинов стали первым оружием вскоре созданного женского партизанского отряда «Родина», который вошёл в состав сил Сопротивления Франции. Два автомата добыла Варвара Смирная, сняв их с уничтоженных ею же немецких солдат. При построении в торжественной обстановке каждая из участниц отряда произносила клятву: «Выполняя свой долг перед Родиной, я обязуюсь честно и самоотверженно служить интересам французского народа, на чьей стороне я защищаю интересы своей Родины. Всеми силами я буду оберегать моих братьев-французов в борьбе против общего врага — немецких оккупантов».

Отряд состоял из боевой группы, санитарного и хозяйственного отделений. Его бойцы: Лисовец Надежда Иосифовна — командир, Фридзон Розалия Захаровна — заместитель командира, все звали её тётя Катя; боевая группа — Дерех Надежда Сидоровна, командир, Агошкова Нина Афанасьевна, Вашкинель Валентина Константиновна, Гордеева Антонина Фёдоровна, Дик Елена Ивановна, Кабановская Елена Ивановна, Колесникова Мария Фёдоров-на, Кунцевич Ядвига Ивановна, Митрофанова Зинаида Ивановна, Парамонова Александра Сергеевна, Петракова Евдокия Васильевна, Петтет Клара Марковна, Поскребко Клара, Русакова Лия, Смирная Варвара, Сомчинская Лариса Лукинична, Чернова Клавдия Андреевна; санитарная группа — Андриевская Мария Ивановна, командир, Алексеева Нина Михайловна, Байкова София Николаевна, Воробьёва Юзефа Николаевна, Груздева Александра Ивановна, Демьянова Галина Алексеевна, Егорова Вера Яковлевна, Завьялова Вера Фёдоровна, Исакова Елизавета Александровна, Клебанович-Гермаза Ольга Павловна, Рылова Раиса Николаевна, Сафиуллина Монера Кирилловна; хозяйственная группа — Владимирова Александра Николаевна,— командир, Грязнова Елена Павловна, Кириллова Елизавета Георгиевна, Кпепак Елена Матвеевна, Корякина Нина Андреевна, Михайлова Анна Тимофеевна, Попова Анна Ивановна, Яковлева Лилия.

Карта дислокации партизанских отрядов. 1944 г.

Партизаны вели разведку в ближайших деревнях и наблюдали за передвижением фашистских воинских подразделений по шоссейным и железным дорогам, сопровождали связных, участвовали в боевых столкновениях с противником вместе с другими отрядами, самостоятельно выполняли задания, которые им поручало командование. На их счету множество операций и диверсий в тылу врага под Верденом.

Всё когда-нибудь заканчивается. И проклятая война тоже. Вот как это описывали члены отряда «Родина»: «Дозорные командира соседнего партизанского отряда «командана Жака» чуть не перебили передовой отряд союзников, приняв их за немцев. Никто уже не боялся демаскировки, все наличные фонарики были включены, их лучи суетились, плясали по веткам шалашей. Девчата бросились к ручью прихорашиваться. Через 15 минут мощные фары машин осветили весь прилежащий лес. Десант парней «командана Жака» мгновенно «захватил» наш лагерь. За ними с огромных студебеккеров посыпались американцы — белые, чёрные.

Больше всего американцы были удивлены, что партизаны-маки — девушки, да ещё и русские. Наперебой угощали нас шоколадом, печеньем, виски. Митинг — не митинг, ораторами были все, речи — междометья, восклицания, похлопывания по плечу. И язык был общий — франко-англо-сербско-польско-русский. И все мы отлично понимали друг друга. На кабину одного из студебеккеров вскочил здоровенный негр с банджо в руках и ну выбивать чечётку!

На рассвете «командан Жак» объявил приказ всем выходить из леса, а пленных передать американцам. Тут немцы заголосили — не хотят, просятся, хватают нас за руки: не отдавайте нас, куда вы, туда и мы... Во, привязались!

Под вечер вошли в Верден. Улицы города заполнены народом. Над морем голов в окнах, на балконах домов — трёхцветные флаги Французской Республики. И красные, красные флаги!».

Надежда Лисовец. Верден. 1944 г.

В Вердене перед строем отряда был зачитан приказ генерала Шарля де Голля о присвоении звания лейтенанта французской армии командиру отряда «Родина» Надежде Лиеовец и её заместителю Розалии Фридзон. За мужество во время боевых действий всех членов отряда наградили высокой государственной наградой Франции — медалью Сопротивления.

По окончанию Великой Отечественной девушки вернулись на Родину. Их долгое время не признавали участниками войны, так как они воевали на территории капиталистического государства. В 1966 году президент Франции Шарль де Голль, находясь с визитом в СССР, попросил о личной встрече с ними. При свидании генерал отдал им честь и пожал руки.

Как вспоминала командир отряда «Родина» Надежда Лисовец: «Ничего такого героического мы не совершали. Мы просто... Ну, как это вам сказать?.. Просто что-то делали, чтоб не сидеть сложа руки, вот и всё. Оружие-то в руки нам попало, когда уж до конца войны совсем чуть-чуть оставалось. Домой в сорок пятом вернулась, все мои живы... Только родные смотрели на меня, как на привидение: тебя ж в Смоленске повесили! Откуда, говорю, взяли вы такое — не была я там вовсе... Потом-то выяснилось: наши думали, что пытали меня и повесили в смоленском СД, которое в 1944 году драпануло в Минск, здесь зверствовало. Была ли после войны во Франции? Нет, не довелось... Жаль, конечно. Может, живы ещё наши — Катрин, Жан, командан Жак... Кажется, имя-то его настоящее не Жак, а Жюль Монтанари. Узнала бы точно, доведись побывать, да всё не выходило: сначала поднимала со всеми Минск из руин, потом строила. Много строила... И достроилась до заслуженного строителя БССР».

А вот скупые строки из воспоминаний Розалии Фридзон: «Война застала меня в Дзержинске, где заведовала районным отделом здравоохранения. Эвакуируя раненых, попала под бомбёжку. Спустя месяц приютилась на минской квартире главврача Дзержинской больницы Варвары Николаевы Филиппович, которая под той бомбёжкой спасла мою четырнадцатилетнюю дочь. Друзья достали паспорт на имя Екатерины Дмитриевны Семёновой. В начале сорок второго устроилась санитаркой в инфекционную больницу, вышла на связь с подпольем. Переболела сыпняком, после чего была переправлена в партизанский отряд. Там приняла присягу и вошла в состав диверсионно-разведывательной группы «Родные». Вернулась в Минск. Более года собирала сведения о дислокации воинских частей врага. Арестована гестапо в декабре сорок третьего».

А.С. Парамонова с правнуком. г. Новочеркасск. 2012 г.

Последняя выжившая героиня этой эпопеи — Александра Сергеевна Парамонова не дожила всего трёх недель до своего столетия — 31 декабря 2014 года. Она осела в Новочеркасске. Муниципальный совет города Тиль присвоил Александре Сергеевне звание «Почётного гражданина». 13 июня 2014 года мэр Тиля Анни Сильвестри прилетела в Новочеркасск и официально передала Александре Парамоновой диплом, атрибуты награды и подарки.

Благодарные жители города Тиль собрали более 150 тысяч евро, восстановили и укрепили шахту, перед входом в которую начертаны слова: «В память о советских женщинах, жертвах нацистского варварства, погибших от истощения или под обвалом на принудительных работах в шахте. В память об узницах концлагеря, совершивших побег 8 мая 1944 года, образовавших единственный во Франции женский партизанский отряд «Родина», сражавшийся за свободу во французском Сопротивлении». Этим историческим событиям будет посвящён фильм о наших соотечественниках, чьи имена навечно вписаны в историю французского Сопротивления. Идею создания кинокартины, родившуюся в российском МИДе, поддержала французская сторона. По словам кинорежиссёра Михаила Матросова, в фильме не только показана связь поколений, ещё и ещё раз сказаны слова благодарности победителям, но, что не менее важно, в нём содержится обращение к молодёжи, которой нести в завтра великие традиции своего народа. Фильм будет показан как в России, странах СНГ, так и во многих европейских странах.

Кроме этого, на рассмотрении мэрии города Тиль находится модель монумента, выполненная народным художником России Владимиром Суровцевым в память о партизанском отряде «Родина». Над важной составляющей проекта работает скульптор из Белоруссии Элла Гришечкина. Молодая, способная, она готовит свою часть скульптурной композиции для мемориала памяти. Это будет вкладом в общее дело от Республики Беларусь, и находится сегодня в центре внимания на самом высоком уровне Союзного государства.

Планируется, что мемориал и фильм «Родина» увидят свет в юбилейный год освобождения Франции.