ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ В ЗОНЕ ТУРБУЛЕНТНОСТИ

Дата: 
19 июня 2017
Журнал №: 
Рубрика: 

Обострение взаимных претензий — довольно частое явление на территории постсоветского пространства. К сожалению, не редкость оно даже в рамках различных интеграционных объединений, то есть между странами, наиболее близкими по своим позициям. Избежать этих проблем не удалось и Евразийскому экономическому союзу…

Текст: Екатерина Борисова

«ЗАКОРЕНЕЛЫЕ ДРУЗЬЯ»
Характерным примером обострения взаимных претензий является периодически возникающий «обмен любезностями» между Россией и Республикой Беларусь — наиболее интегрированными странами СНГ, объединёнными, в частности, такими структурами, как Союзное государство и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), вышедшее недавно на новый уровень развития — Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Периодическая турбулентность в отношениях двух союзнических государств делает популярными такие нетипичные словосочетания, как «закоренелый друг». Это неординарное обращение, свидетельствующее о накале страстей, применил недавно президент Республики Беларусь Александр Лукашенко к российскому премьер-министру Дмитрию Медведеву, отвечая угрозой на угрозу из-за очередного конфликта в сфере взаимной торговли. В основном взаимные претензии стран находятся в области торговых отношений, но иногда затрагивают и другие сферы: политику и безопасность. В январе 2017 года Республика Беларусь, нарушив базовые принципы Союзного государства, ввела безвизовый режим для восьмидесяти стран, среди которых тридцать девять европейских государств, а также Бразилия, Индонезия, США, Япония и другие. Поскольку между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, согласно союзным договорённостям, действует режим свободного перемещения, безвизовый режим въезда в Республику Беларусь автоматически распространился на российскую территорию при транзите иностранных граждан через соседнее государство, что вызвало обоснованное серьёзное недовольство российской стороны. С целью защиты от бесконтрольного проникновения на свою территорию подозрительных лиц Москва была вынуждена установить пограничные зоны на российско-белорусской границе. Это в свою очередь вызвало возмущение Минска.

Несогласованность в двусторонних отношениях наносит удар по стабильности интеграционных про-цессов в целом. Периодически обостряющаяся война нервов между Россией и Республикой Беларусь в сфере взаимной торговли остро поднимает вопрос и о дееспособности созданного в 2015 году Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Его участники — Россия, Республика Беларусь, Казахстан, Армения и присоединившаяся чуть позднее Киргизия. Цель Союза — объединение и развитие на взаимовыгодной основе экономик стран-участниц, а также повышение конкурентоспособности этих государств на мировом рынке.

ВЛИЯНИЕ САНКЦИЙ
Евразийский экономический союз — следующий шаг в развитии ЕврАзЭС. Однако в момент его преобразования из Таможенного союза и Единого экономического пространства сообщества уже существовали объективные проблемы, осложняющие реализацию ЕАЭС как очередного этапа интеграционного проекта.

Недостроенная Камбаратинская ГЭС-1

Введённые в 2014 году западными странами антироссийские санкции негативным образом повлияли на экономику не только России, но и её партнеров по будущему Евразийскому экономическому союзу. Ярким примером, иллюстрирующим данную ситуацию, было снижение экономических показателей в Казахстане в 2015 году. В результате достаточно резкого ослабления курса российского рубля произошла потеря курсовой конкурентоспособности казахстанских производителей, что, с учётом структуры двусторонних торговых отношений, привело не только к росту физических объёмов ввоза российских товаров, но и к снижению казахстанского экспорта в целом. Позднее курс казахстанского тенге удалось скорректиро-вать за счёт его отпуска в свободное плавание, но это вызвало недовольство населения и даже акции протеста в республике.

В 2015 году в связи с кризисными явлениями в российской и казахстанской экономиках, вызванными, конечно, не только санкциями, но и серьёзным снижением мировых цен на нефть, произошёл спад и киргизской экономики. Ослабление экономик Российской Федерации и Казахстана, где в основном работают мигранты из Кыргызской республики, уменьшило приток денежных переводов в эту страну (чистый приток денежных переводов физических лиц в 2015 году снизился на 25,8 процента к показателям 2014 года), а также привело к замораживанию в республике многих инвестиционных проектов. Самым болезненным для Киргизии стал отказ России от строительства крупнейших объектов — Камбаратинской ГЭС-1и Верхненарынского каскада гидроэлектро-станций.

От санкций и снижения цен на сырьевые ресурсы, а также замедления мировых экономик пострадали абсолютно все страны Союза, особенно это отразилось на взаимной торговле. По данным Евразийской экономической комиссии, физический объём взаимной торговли в 2015 году сократился к уровню 2014 года на 7,5 процента, а стоимостной показатель снизился более радикально — на 25,5 процента. Сокращение стоимостного показателя на 70 процентов произошло за счёт падения цен на товары, на 30 процентов — за счёт снижения товарной массы. В 2016 году ситуация несколько улучшилась. Товарная масса взаимной торговли увеличилась на 0,4 процента, но стоимостной объём продолжал снижаться. Это снижение в 2016 году определил исключительно ценовой фактор. В итоге объём взаимной торговли Евразийского экономического союза за январь — декабрь 2016 года составил лишь 93,3 процента к уровню соответствующего периода 2015 года. По минеральным продуктам показатель снизился на 24 процента, машинам, оборудованию и транспортным средствам — на 1,5 процента, металлам и изделиям из них — на 1,3 процента.

Таким образом, создание Евразийского экономического союза проходит в условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры, но тем не менее интеграционный процесс не прерывается.

Дополнительные проблемы возникли в результате ответных действий России на санкции западных стран. Контрмеры российской стороны не были обсуждены и одобрены партнёрами по Союзу, что пошло вразрез основополагающим принципам интеграционного объединения, подразумевающим соглаованные действия не только внутри организации, но и единую позицию по отношению ко внешним участникам торговли. Подписывая договор, стороны обязывались не только гарантировать свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, но и осуществлять согласованную деятельностьв ключевых отраслях экономики, таких как энергетика, промышленность, сельское хозяйство и транспорт. Именно эти базовые пункты соглашения и были нарушены.

Контрсанкции России привели к тому, что запрещённая европейская продукция стала появляться на российском рынке под видом белорусской и казахстанской, в меньшей степени — армянской и киргизской. «Белорусские» креветки уже стали притчей во языцех. Это вызвало раздражение Москвы и новые скандалы. В своём интервью одному из телеканалов 6 апреля 2017 года Александр Лукашенко, комментируя данную ситуацию, выразил уверенность в том, что реэкспортом санкционных товаров занимаются вовсе не белорусы, а российские «бандиты».

Белорусские креветки и сёмга
Белорусские креветки и сёмга

Но белорусы и казахстанцы тоже вносят свою лепту в незаконный ввоз товаров на российскую территорию. Открытые границы внутри Евразийского союза и слабый таможенный контроль на внешних границах способствуют процветанию контрабанды. Ситуацию мог бы исправить в какой-то степени Таможенный кодекс ЕАЭС.

Как-то Бисмарк, обсуждая возможность организации Таможенного союза между Пруссией и Австрией, стал пространно рассуждать на тему невозможности такого объединения из-за различия культур, но в итоге своё выступление он свёл к вопросу: «А можно ли доверять австрийским таможенникам?» Этот вопрос актуален и для Евразийского союза. Жизнеспособность ЕАЭС во многом зависит не от подписанных соглашений, а от их реализации на местах, от конкретных людей.

Проблемы в российской экономике актуализировалипотребность протекционистских мер и привели к противоречащим нормам ЕАЭС искусственным ограничениям поставок на российский рынок продукции стран-партнёров. Очень сильно от них пострадали белорусские сельхозпроизводители. Точечное блокирование поставок белорусских товаров, которые создают конкуренцию российским производителям благодаря высокому качеству и низкой цене, происходит под разными предлогами, но основной — несоответствие определённых видов поставляемой продукции санитарным нормам.

В торговой войне уже появились конкретные жертвы. Врагом белорусского народа стал глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. На него в Республике Беларусь было заведено уголовное дело из-за его претензий к говядине из Минской области. У белорусов появилось подозрение, что компании, связанные с Данквертом и его семьёй, могут получать выгоду от вводимых против них ограничений.

Односторонние, несогласованные со странами-партнёрами действия периодически совершают все члены Союза. Не исключение — казахстанско-киргизские отношения. Между Казахстаном и Киргизией существует напряжённость из-за взаимных упрёков, вводимых таможенных барьеров и запретов, несмотря на вхождение обеих стран в ЕАЭС.

Казахстан пытается лимитировать поток дешёвой киргизской продукции, несоответствующей стандартам Евразийского экономического союза. Казахстанская таможня ограничивает ввоз киргизских товаров, ссылаясь на нарушения соседней страной санитарных и фитосанитарных норм, требований к маркировке и упаковке. Но в тоже время Казахстан оказывает ощутимую помощь своим соседям, включая ту, которая необходима для преодоления этой ситуации. Не так давно он выделил сорок миллионов долларов на ремонт киргизских лабораторий на границе, чтобы киргизы смогли завозить мясо, соответствующее нормам ЕАЭС.

Пограничный переход в Кыргызстане на границе Казахстаном

В общем, в организации между партнёрами накопилось множество разногласий. На данный момент отношение участников к этому интеграционному объединению можно охарактеризовать как нестабильное. Ни у кого нет чёткого понимания дальнейших возможностей развития ЕАЭС и уверенности в успешном будущем интеграции. Над Союзом нависла угроза повторить судьбу других интеграционных объединений постсоветского пространства, характеризующихся выхолощенностью, декоративностью и недееспособностью.

НЕФТЕГАЗОВЫЙ ШАНТАЖ
Приходится признать, что у Евразийского экономического союза немало проблем, многие процессы пробуксовывают, но тем не менее так же очевидно, что взаимное недовольство друг другом пока не перешло в ту стадию, когда договориться уже не представляется возможным.

Яркое свидетельство тому — закончившийся в апреле 2017 года полным примирением и урегулированием проблемных вопросов очередной яростный спор Республики Беларусь и России. Суть спора заключалась в цене на российский газ для белорусской стороны. С начала 2016 года Минск в одностороннем порядке начал платить за газ, поступающий из России, почти вдвое меньше ранее согласованной контрактной цены, ссылаясь на межправительственное соглашение от 2011 года. В результате накопилась задолженность в размере семисот двадцати шести миллионов долларов. Продавливая свою позицию, белорусский президент пытался значительно повысить цены на транзит российской нефти. В ответ российская сторона существенно уменьшила поставки нефти в республику: с двадцати четырёх до двадцати миллионов тонн.

Российскую сырую нефть Республика Беларусь перерабатывает на своих НПЗ, а потом продаёт на внешних рынках. Причём Москва позволяет зачислять пошлины от экспорта нефтепродуктов, полученных из российской нефти, в белорусский бюджет, что, помимо кредитов, является одной из форм поддержки Россией белорусской экономики. Уменьшение российских поставок, естественно, негативно отразилось на белорусском экспорте нефтепродуктов, который в 2016 году в физическом выражении сократился почти на 23 процента, а в денежном — почти на 40. Более того, по подсчётам НИУ ВШЭ, страна лишилась около двухсот — трёхсот миллионов долларов нефтяных пошлин.

В начале апреля 2017 года стороны, наконец, «нашли возможность взаимных уступок», сообщил Владимир Путин по итогам переговоров с Александром Лукашенко. С 2018-го до конца 2019-го «Газпром» будет предоставлять Республике Беларусь скидку в виде понижающего коэффициента к формуле цены на газ. А после выплаты задолженности по газу, Москва вернёт и поставки нефти на прежний уровень.

Применение льготной цены на поставки российских нефти и газа — практически самый действенный из имеющихся в арсенале у России способов удержать партнёров в орбите ЕАЭС и показать выгоду взаимной интеграции. Именно после озвучивания этой мысли, прозвучавшей как угроза в адрес стран-участниц Евразийского Союза, не торопящихся активно интегрироваться, Дмитрий Анатольевич Медведев получил от Александра Лукашенко прозвище «закоренелый друг». Российский премьер-министр напомнил всем, что в случае выхода из ЕАЭС цена на российский природный газ возрастёт до европейского уровня.

ЦЕНА ИНТЕГРАЦИИ
Идейным вдохновителем интеграционных процессов на евразийском пространстве по праву считается президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, однако локомотивом евразийской интеграции, по сути, стала Россия, привлекающая заинтересованные страны финансовыми механизмами поддержки. И пока Москва готова платить своим партнёрам за движение в нужном направлении, интеграции быть. Но цена на газ — не единственный механизм привлечения союзников.

Членство в ЕАЭС объективно даёт ряд существенных преимуществ: Во-первых, это свободное перемещение трудовых ресурсов и выравнивание социального обеспечения. Киргизские трудовые мигранты сразу же ощутили положительный эффект, как только Киргизия стала членом Евразийского Союза.Во-вторых,беспошлинная торговля в рамках организации даёт хороший стимул экономическому развитию и кооперации в рамках Союза. В-третьих,в рамках ЕАЭС существует возможность получения кредитов от Евразийского фонда стабилизации и развития.

Выгоды союзнических отношений очевидны, если их не подрывают экономический кризис и попытки преодолеть его в одиночку (обычно за счёт нарушения союзных норм). По версии белорусского президента, Беларусь от вхождения в Евразийский экономический союз потеряла около пятнадцати миллиардов долларов. По версии же Москвы, только на беспошлинной торговле нефтью с Республикой Беларусь российский бюджет за полные пять лет потерял чуть более двадцати двух миллиардов в долларовом эквиваленте. На сегодняшний день степень интеграционного сближения имеет жёсткие пределы. Они обозначены партнёрами России по интеграции. Чем сильнее интеграция, тем больше проблем.

При реализации дальнейших шагов по сближению возникают всё новые спорные вопросы и обосно-ванные и необоснованные страхи. Дальнейшее продвижение по пути решения интеграционных задач участниками объединения воспринимается как частичная потеря суверенитета и самостоятельности, что на самом деле так и есть. Если европейские страны, создавая ЕС, относились к частичной передаче своего суверенитета в наднациональные надстройки с пониманием, то недавно обретшие независимость государства Евразийского континента опасаются вновь попасть под «чрезмерное» влияние России или структуры, в которой главную скрипку будет играть Российская Федерация. Отсюда и категорическое неприятие предложений, выдвинутых российским руководством о введении единой валюты или создании наднационального парламента, например. На эту тему Казахстан и Республика Беларусь чётко высказались ещё в 2013 году. 18 сентября депутат казахстанского мажилиса (нижней палаты)парламента, глава комитета по международным делам, обороне и безопасности палаты Маулен Ашимбаев заявил в интервью местному телеканалу, что «Казахстан не будет поддерживать создание наднациональных политических органов». Более красочно прокомментировал поступившие предложения белорусский президент Александр Лукашенко в интервью казахстанскому телеканалу, заявив, что единой валюты и «наднациональных надстроек» в создаваемом Евразийском союзе не будет: «Кто-то из политиков, особенно в России, привыкли подкидывать в повестку дня то, что сегодня нереально. Допустим, все кричат о какой-то унификации, в том числе и в политической сфере. Но мы ведь создаём экономический союз. Кто-то говорит о какой-то политической надстройке. Кто-то сегодня говорит о введении единой валюты. Мы ещё к этому не пришли, мы ещё не ощутили жесточайшую необходимость этого… Политическая независимость, суверенитет, стабильность государства — это главное. Мы должны быть независимыми и суверенными государствами».

Нефтеперерабатывающий завод «Нафтан». Республика Беларусь

С тех пор позиции по этому вопросу принципиально не изменились. Тема независимости остаётся самой болезненной в ходе интеграционных процессов. Примечательно, что недавний газовый спор Республики Беларусь с Российской Федерацией преподносился белорусским президентом А. Лукашенко, именно как его борьба за независимость своей страны. Комментируя 3 февраля этого года свою позицию, он озвучил лозунг: «Независимость дороже нефти».

ИНТЕГРАЦИЯ НА РЕЛЬСАХ
Впрочем, необходимые мероприятия по реализации Экономического Союза пяти стран проводятся. Ожесточённые споры пока заканчиваются миром и выводят на новый уровень отношений. Так, разрешение российско-белорусского спора о цене на газ резюмировалось необходимостью дальнейшего движения по пути укрепления союзнических отношений в рамках как Союзного государства, так и Евразийского экономического союза. Речь идёт об унификации законодательства и укреплении нормативно-правовой базы. По итогам переговоров президентов России и Республики Беларусь было также сообщено, что Москва и Минск готовы к 1 января 2018 года разработать правила по единому рынку газа, а к 2024 году такое же соглашение планируется подписать со всеми членами ЕАЭС.

В 2017 году к Евразийскому экономическому союзу проявила интерес Молдавия, но пока она готова войти в него лишь в качестве наблюдателя.

Объективно оценивая ситуацию, приходится признать, что движущей силой евразийской интеграции являются финансовые вливания России (в меньшей степени — Казахстана) в экономики стран-партнёров в виде льготных кредитов, низких цен на углеводороды и иных форм финансовой поддержки. Чем меньше эта поддержка, тем меньше заинтересованность участников. Выход на новый уровень взаимоотношений будет возможен по мере преодоления экономического кризиса и снятия внешнего давления.