СОВЕТСКАЯ МИЛИЦИЯ: ИСПЫТАНИЯ ВРЕМЕНЕМ

Дата: 
03 сентября 2017
Журнал №: 
Рубрика: 

Вызовы, с которыми столкнулось советское правоохранительное ведомство в годы войны и непростого послевоенного времени, постоянные политические пертурбации и зачастую нелепые требования очередного генсека, испытывали милицию на прочность. Каждый исторический этап ставил перед органами внутренних дел новые задачи, подчас заставляя МВД перестраивать принципы работы в предельно короткие сроки. Впрочем, все трудности, победы и поражения она разделяла вместе со своим народом.

Текст: Дмитрий Жуков, Сергей Неподкосов

Выпускница курсов милиции. 1941 г.

В ОБЩЕМ СТРОЮ
С началом Великой Отечественной войны объём задач рабоче-крестьянской милиции многократно возрос — борьба с дезертирством и мародёрством, хищениями на транспорте, квартирными кражами совмещалась с пресечением провокационных слухов, паникёрства и саботажа, с розыском пропавших без вести лиц, выявлением нарушителей паспортного режима. Хотя главным для милиции по-прежнему оставались охрана общественного порядка и борьба с преступностью, многие «блюстители социалистического порядка» пополнили армейские и партизанские ряды и непосредственно участвовали в боевых действиях. С первых дней нападения гитлеровской Германии на Советский Союз на фронт уходил каждый четвёртый милиционер. На образовавшиеся вакансии были мобилизованы десятки тысяч женщин.
Неимоверно усилились позиции Наркомата внутренних дел СССР — головной структуры, в состав которой входила милиция. Спустя месяц после начала войны в НКВД вошёл Народный комиссариат государственной безопасности СССР. Это позволило сконцентрировать усилия объединённого ведомства на борьбе с вражеской агентурой, а также оптимизировать выполнение задач по охране общественной и государственной безопасности.
Особое внимание советское руководство уделяло обороне столицы. В ряды Красной Армии и войск НКВД встали 12 тысяч московских милиционеров. Наружная служба милиции Москвы и области, угрозыск и отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) были переведены на казарменное положение с двухсменным режимом работы по 12 часов. Отпуска всем сотрудникам, разумеется, отменили.

Участковый проводит занятия по тушению зажигательных бомб Ленинград. 1941 г.

До конца 1941 года германские бомбардировщики совершили больше семи тысяч боевых вылетов в район Москвы. Столичные милиционеры помогали укрывать население в бомбоубежищах, ликвидировали последствия налётов, следили за соблюдением правил светомаскировки. В первом налёте на Москву в ночь с 21 на 22 июля 1941 года принимало участие свыше 250 немецких самолётов. Милиционер И. М. Косенчук получил тяжёлое ранение от разорвавшейся бомбы, но ценой собственной жизни сумел ликвидировать пожар в густонаселённом районе.
В этот период заметно активизировались бандитские группы, они повсеместно совершали дерзкие разбои, грабежи и кражи. Постановлением Государственного комитета обороны от 17 ноября 1941 года Особому совещанию НКВД СССР было предоставлено право выносить решения о применении наказания вплоть до расстрела за контрреволюционные и особо опасные преступления. Уже в 1941—1942 годах чувствительные удары по преступным элементам нанесли сотрудники уголовного розыска Москвы, Ленинграда, Кирова, Куйбышева, Новосибирска, Тамбова, Тулы.
Наряду с бригадами содействия милиции во время войны возникли и группы охраны общественного порядка. Они создавались в каждом населённом пункте и подчинялись участковым уполномоченным. Их костяк состоял из комсомольских активистов. По данным Главного управления милиции к концу войны насчитывалось 685 371 группа охраны общественного порядка, 95 391 бригада содействия милиции, 214 176 сельских исполнителей. С их помощью были задержаны сотни тысяч нарушителей и преступников. Ближе к окончанию войны вал уголовной преступности удалось существенно снизить. Раскрываемость, по крайней мере, по официальным сводкам в 1944 году составила 87,8 %, в 1945 году — 89,9 %.

Служба вневедомственной охраны Свердловск.1950-е гг.

Отметим, что к концу войны в милиции работало более 20 тысяч женщин, в том числе в аппаратах угрозыска и отделах по борьбе с хищениями — 5 638, участковыми — 530, рядовыми милиционерами — 14 461.
На оккупированных территориях Сталин потребовал «создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия». Для достижения этой цели, согласно Постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 года, начало формироваться партизанское движение. «Народным мстителям» предписывалось не только наносить максимальный урон живой силе противника, но и проводить на вражеской территории различные диверсии: взрывать мосты и дороги, выводить из строя каналы связи, уничтожать склады и прочее.
Уже к концу 1941 года было создано около 3,5 тысяч различных партизанских отрядов и групп, а три года спустя насчитывалось уже свыше миллиона вооружённых партизан и подпольщиков. Значительное число партизан, подпольщиков и диверсантов было представлено сотрудниками НКВД, в том числе и милиционерами. Знания и опыт оперативной работы помогли им с успехом обучать личный состав партизанских соединений и частей основам конспирации и активно противодействовать нацистской агентуре. Весьма эффективным оказался эксперимент по созданию воинских формирований из сотрудников милиции, как в случае с тремя партизанскими отрядами из работников Московского уголовного розыска.
В октябре 1941 года была образована Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН). За четыре года на её базе прошли подготовку 212 специальных разведывательно-диверсионных групп и отрядов. Советские диверсанты провели около 137 тысяч боевых операций, ликвидировали 87 представителей немецкой администрации, уничтожили свыше 2 тысяч немецких агентов и их пособников, подготовили более 1,4 тысячи крушений воинских эшелонов, взорвали около 300 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили несколько десятков единиц воздушной и наземной боевой техники, осуществили в тылу 400 различных диверсий. Хорошо зарекомендовали себя советские милиционеры и в качестве партизанских командиров. Отряд начальника линейного отдела милиции станции Смоленск подполковника милиции Михаила Антоненкова, действуя на местной территории в 1942—1943 годах, уничтожил 325 гитлеровских солдат и офицеров, 24 полицая, 1 танк, 59 автомашин, разоблачил 12 вражеских разведчиков, взорвал эшелон с нефтью, вывел из строя лесозавод, пожарное депо, мастерскую по ремонту автомобилей. Успешно воевали начальник милиции города Сухиничи Ефим Осипенков и сотрудник угрозыска Дмитрий Тетерчев.

На месте преступления. 1954 г.

В результате боевой операции, одним из руководителей которой был работник Коломенского отдела милиции Николай Шивалип, партизаны Подмосковья осенью 1941 года уничтожили штаб 12-го корпуса немецкой армии.
Наряду с поддержанием общественного порядка в советском тылу на милицию возлагались функции охраны важных объектов народного хозяйства. Истребительные отряды боролись с вражескими парашютными десантами и диверсантами. К 1 августа 1941 года 1755 истребительных батальона насчитывали 323 тысячи человек. В группах содействия батальонам, пополнявшихся добровольцами, сражалось свыше 300 тысяч человек. Существенный вклад в ликвидацию немецкой агентуры и её пособников внесла дивизия милиции охраны тыла Южного фронта. За период с 10 августа 1941 года по 20 февраля 1942 года бойцами этого соединения, которым командовал майор милиции (в последующем генерал-майор) Павел Орлов, было задержано 50 агентов немецкой разведки и 79 шпионов. За боевые заслуги многие сотрудники милиции были удостоены звания Героя Советского Союза, а участковый уполномоченный Степан Артёменко — дважды. Общий вклад советской милиции и вспомогательных милицейских структур в победу над гитлеровской Германией сложно переоценить.

ТРУДНОСТИ ПОСЛЕВОЕННЫХ ЛЕТ
К сожалению, самая кровопролитная в истории человечества война нанесла личному составу советской милиции огромные невосполнимые потери, с фронта не вернулись многие опытные сотрудники. Оперативная обстановка первых послевоенных лет требовала скорейшего пополнения рядов защитников правопорядка. Производилось оно в основном за счёт демобилизованных воинов, рабочих и сельских жителей. Но кадров катастрофически не хватало. Постовая служба столицы была укомплектована личным составом лишь на четверть. И даже при таком дефиците специалистов отмечалась нехватка служебных помещений, обмундирования, питания, средств транспорта и связи.

Редкие минуты отдыха. 1954 г.

Для разрешения тяжёлой ситуации СНК СССР 2 марта 1946 года принял постановление, в котором не только уделялось внимание материально-техническому оснащению милиции, но и улучшению жилищных условий, а такжеувеличению денежного содержания сотрудников. Впоследствии с целью закрепления кадров на длительные сроки для рядовых милиционеров были введены разряды по выслуге лет с существенной разницей в оплате. Досрочный перевод на высший разряд можно было заработать и за особые заслуги и подвиги.
Пополнение правоохранительного ведомства солдатами и офицерами, закалёнными в горниле войны, помогло разрешить кадровую проблему лишь отчасти. Несмотря на многие положительные качества фронтовиков, зачастую им было не просто приспособиться к новой специфике. Нередко служебные проверки выявляли в действиях сотрудников такие прискорбные факты, как массовое сокрытие преступлений от учёта, превышение должностных полномочий, необоснованные задержания граждан. И это неудивительно, учитывая низкий образовательный и культурный уровень подавляющего большинства новоиспечённых сотрудников. К примеру, в Новгородской области во второй половине 1945 года 75,6 % милиционеров имели низшее образование, значительная часть из них (чаще всего милиционеры и участковые) были малограмотными.
Перед милицейским ведомством стояла сложнейшая задача в максимально сжатые сроки организовать профессиональную подготовку кадров. Весь начсостав милиции, не имевший семилетнего образования, обязали пройти обучение по программе «семилетки» в местных учреждениях народного образования. В дальнейшем этот уровень образования при приёме на службу стал обязательным, а в министерстве появилась широкая сеть собственных высших учебных заведений.

Зачёт по огневой подготовке. 1956 г.

После войны возникла необходимость во внутренних реформах самой правоохранительной службы. В конце 1945 года реорганизуется структура транспортной милиции, создаются её окружные отделы в Чите, Свердловске, Куйбышеве и Харькове. Специальные опергруппы действуют в поездах, на вокзалах, станциях.
В крупных промышленных центрах увеличивается численность сотрудников, вводится ночное патрулирование. В мае 1948 года оно было установлено с полуночи до трёх часов. 9 августа 1947 года Совет министров СССР принял Постановление об укреплении общественного порядка и улучшении работы органов милиции в 12 городах «особого списка» (Москва, Ленинград, Киев, Минск и другие). После список был существенно расширен. Местные органы милиции находились в оперативном подчинении ГУМ МВД СССР, а личный состав нёс службу в соответствии с уставом войск МВД.
Неизменно на особом контроле внутренних органов находилось предотвращение и раскрытие уголовных преступлений. Не стал исключением и послевоенный период. В 1946 году отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР реорганизуется в управление. Новая структура с увеличенным штатом делится на группу старших следователей по особо важным делам, 4 отдела по зонам, а также на отделы по борьбе с преступностью несовершеннолетних, информационно-методический и служебно-розыскного собаководства. Для укрепления кадрового потенциала организован перевод бывших опытных оперативников из других милицейских служб.
Усилиями сотрудников угрозыска и их коллег, порой и не без жертв, были ликвидированы преступные банды в Ленинграде, Краснодаре, Ростове и ряде других городов. Большой общественный резонанс вызвала ликвидация жестокой банды Кормакова, действовавшей в Казани с 1945 по 1949 годы. На счету опасных рецидивистов было 22 грабежа и 33 квартирных кражи, 22 убитых и 14 раненых.
В 1951 году в МГБ СССР уголовный розыск переименован в уголовный сыск. На должности сыщиков предполагалось назначение лучших оперативных работников, в том числе из госбезопасности. Сыщики были обязаны тщательно знакомиться с бытом, жаргоном и повадками представителей криминального сообщества, грамотно работать с деталями на месте происшествия, умело вести слежку, владеть научно-техническими методами раскрытия преступлений и др. Им официально разрешалось производить вербовку агентуры в развлекательных заведениях и иных общественных местах, использовать средства маскировки. Но уже в январе 1954 года в результате очередной реформы уголовный сыск был упразднён.

Парад милиции на Красной площади. 1957 г.

Послевоенная разруха и голод предопределили основные направления деятельности аппаратов по борьбе с хищениями социалистической собственности, это борьба с хищением хлеба, кражей продовольственных и промтоварных карточек, фальшивомонетчиками и спекулянтами. Между тем внутриведомственные проверки зачастую вскрывали существенные недостатки в деятельности БХСС. Так, коллегия МВД РСФСР 28 августа 1956 года после обсуждения вопроса «О работе МВД Татарской АССР» вынесла решение: «Состояние борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией находится на низком уровне. Аппараты БХСС в основном занимаются возбуждением дел о мелких и очевидных преступлениях, не уделяя должного внимания разработке и разоблачению крупных организованных и замаскированных расхитителей».
После окончания войны деятельность бригад содействия милиции вновь оказалась востребованной. Немалую опасность представляло собой незарегистрированное оружие и боеприпасы с полей минувших сражений. В решении этой проблемы милиция активно сотрудничала с общественными организациями. Однако директива МВД СССР 1947 года потребовала «к секретным мероприятиям  и следствию членов БСМ не допускать». К концу 1950-х годов роль БСМ снижается, и они постепенно заменяются добровольными народными дружинами (ДНД), зародившимися в Ленинграде.
В феврале 1948 года в составе ГУМ МВД СССР, управлений милиции республик, краёв и областей были созданы следственные аппараты. Они также испытывали серьёзный дефицит кадров, а уровень профессионализма самих следователей оставлял желать лучшего. По всей стране нередко фиксировались случаи привлечения лиц к уголовной ответственности без достаточных на то оснований. Надо сказать, что ещё осенью 1949 года Совет министров СССР принял Постановление «О передаче из МВД в МГБ пограничных войск и милиции». В Министерство государственной безопасности со всей учебно-материальной базой был переведён личный состав общей численностью 238 761 человек. Такое странное положение сохранялось вплоть до смерти Сталина, после чего Л. П. Берия создал поистине структуру-монстра, объединив МГБ И МВД в одно ведомство. Но летом 1953 года Берия был разоблачён как «шпион иностранных разведок», а его детище раздроблено, ослаблено и поставлено под жёсткий партийный контроль.

Участковый. 1960-е гг.

22 августа 1950 года вышло Постановление Правительства СССР «О мерах по усилению работы милиции». Главное управление милиции было реорганизовано. В его составе создавались управления: милицейской службы (охрана общественного порядка и общественной безопасности, боевая и служебная подготовка личного состава); уголовного сыска (борьба с уголовной преступностью); БХСС (предупреждение, пресечение и раскрытие хищений социалистической собственности, спекуляции и фальшивомонетничества). Кроме того, в составе ГУМ МГБ СССР имелись следственный, розыскной, регистрационно-учётный, научно-технический, паспортный, политический и другие отделы.
В 1952 году в ГУМ МГБ СССР был создан отдел по предотвращению преступлений несовершеннолетних, а в составе управления милицейской службы — отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны. После смерти Сталина значительно уменьшилась штатная численность ведомства, сократилось финансирование по всем направлениям, часть функций отошла к общественным формированиям Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года в течение нескольких лет была проведена широкая амнистия более 1 миллиона осуждённых, что напрямую способствовало стремительному росту преступности в стране. К 1 июня 1953 года в Омск прибыло более 5,5 тысяч амнистированных, а только из Омского лагеря подлежало амнистированию 12,8 тысяч человек. Прокурорская проверка выявила факты сокрытия преступлений местной милицией в связи с резким ростом преступности. По фактам доставления в больницы 70 человек с ножевыми ранениями в период с 1 апреля по 10 июня 1953 года только в каждом десятом случае были возбуждены уголовные дела. В Ленинграде с апреля по декабрь 1953 года бывшими заключёнными совершено 60 % разбойных нападений.
Постановление Совета министров СССР и ЦК КПСС от 25 октября 1956 года предусматривало усиление контроля за деятельностью милиции со стороны советской власти..  Однако данная практика не привела ни к снижению уровня преступности в стране, ни к укреплению дисциплины среди сотрудников.

Такая у нас работа... 1980-е гг.

ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ
Как известно, при Н. С. Хрущёве было широко объявлено, что к 1980 году советский народ «будет жить при коммунизме». Совершенно гипотетически предполагалось, что в коммунистическом обществе не будет преступности, так как якобы исчезнут предпосылки для её появления. Исходя из этого тезиса было принято решение упразднить общесоюзное Министерство внутренних дел, и без того ослабленное после ликвидации Берии. Функции МВД СССР были переданы МВД республик. В 1962 году республиканские министерства внутренних дел были преобразованы в министерства охраны общественного порядка. И только в 1966 году централизованная союзная структура вновь возрождается, вначале как МООП СССР, а с 1968 года ведомству возвращено прежнее название — Министерство внутренних дел СССР.
Разумеется, все эти «реформы» не способствовали улучшению борьбы с преступностью, которая отнюдь не стремилась побыстрее оказаться в «обществе будущего». Да и простые граждане на фоне острых продовольственно-экономических проблем теряли веру в руководство государства. В начале 1960-х годов по стране прокатилась волна массовых беспорядков, увенчавшихся новочеркасской трагедией 1962 года. С 1965 по 1969 годы более чем на 40 % возросла преступность среди несовершеннолетних. И опять работа милиции испытывала серьёзные трудности, связанные с сокращением кадров и с резким понижением статуса сотрудников органов внутренних дел. Эти кризисные явления удалось преодолеть брежневскому выдвиженцу Н. А. Щёлокову, ставшему министром в 1966 году. При всей неоднозначности его фигуры надо признать, что он сумел существенно укрепить имидж блюстителя правопорядка, непосредственно самого МВД и достичь позитивных тенденций в деле борьбы с уголовной преступностью.
В записке, направленной Л. И. Брежневу в августе 1967 года, Щёлоков говорил о существенном росте фактов привлечения сотрудников к дисциплинарной и уголовной ответственности, высокой текучести кадров по причине низких зарплат, недостаточном культурном и образовательном уровнях стражей правопорядка. Доводы были услышаны. С 1970 по 1980-е годы периодически повышалось денежное довольствие сотрудников, развивалась сеть ведомственных учебных заведений.

Патруль ГАИ в олимпийской Москве. 1980 г.

В 1968 году заработала единая дежурная часть МВД СССР. В первой половине 1970-х годов начали создаваться общественные (позднее — опорные) пункты охраны порядка, на базе которых действовали товарищеские суды, штабы народных дружин и др. В марте 1974 года в структуре аппаратов уголовного розыска появилась профилактическая служба по предотвращению преступлений и правонарушений. Оказался успешным и эксперимент по созданию специализированных групп по борьбе с наркоманией, спекуляцией (продуктами, товарами, валютой), карманными кражами и т. д.
Объявленная М. С. Горбачёвым «перестройка» породила очередные иллюзии и... новый вал преступности, к борьбе с которой советская милиция была уже не способна. Дело в том, что ещё после смерти Л.И. Брежнева МВД СССР подверглось очередному погрому — на этот раз со стороны «коллег» из КГБ (напрямую повлияла застарелая личная ненависть Андропова к Щёлокову). Из чекистского ведомства в МВД были направлены руководящие сотрудники КГБ — в том числе новый министр В. В. Федорчук и главный кадровик В. Я. Лежепеков, перед которым была поставлена задача побороть в рядах милиции элементы коррупции. Благие, казалось бы, намерения обернулись настоящей трагедией: из рядов органов внутренних дел были уволены все начальники ГУВД, УВД, милиция лишилась тысяч первоклассных специалистов. Основным критерием для новых хозяев МВД была безупречная личная лояльность.
Всё это весьма скоро совпало с новым витком криминализации общества, с обострением межнациональных противоречий и проявилось в виде массовых беспорядков и кровавых столкновений. Милиция оказалась не просто ослабленной, она была идеологически дезориентирована, её огульно (и часто незаслуженно) шельмовали средства массовой информации. Хроническое недофинансирование привело к оттоку кадров и катастрофическому снижению профессионального уровня личного состава. В таком состоянии советская милиция подошла к роковым событиям 1991 года...