ТУРИЗМ В КРЫМУ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР

Дата: 
26 мая 2017
Журнал №: 

Крым вернулся в состав России в тот момент, когда правительства стран Ближнего Востока не выдержали давления кризиса, социальные и экономические проблемы вышли из-под контроля. В этих условиях отдых в мусульманских странах стал опасным для россиян.Взамен свои курорты предложил Крым.

Текст: Василий Колташов

Отель в Турции
Опустевшие рынки Турции

Но развитие туризма на полуострове спотыкается о множество проблем, связанных с «украинскими пороками» местных властей, затянувшимся правовым и просто административным хаосом, отсутствием реальной стратегии региона, недостатком возможностей для законного инвестирования как российских, так и турецких капиталов. Но есть и пути исправления ситуации. Их необходимо увидеть. По ним необходимо двинуться, сделав Крым реальной туристической жемчужиной России и развив его экономику.

ХАОС НА ВОСТОКЕ И ТУРИСТИЧЕСКИЙ ПРОТЕКЦИОНИЗМ
Ближний Восток охвачен войной, погружён в пучину социальной и политической нестабильности. И положение Турции не намного лучше, чем других государств региона. Страна переживает острый социальный кризис. Его источник — проблемы в экономике, с которыми команда Реджепа Тайипа Эрдогана так и не смогла справиться. В результате вирус гражданской войны поразил всё турецкое общество.

Всё это имеет немалое значение для Крыма, который в чрезвычайно непростой международной обстановке продолжает интеграцию в российскую государственную и экономическую системы. Западные санкции — не единственная проблема, с которой сталкивается хозяйственное развитие полуострова. Существует риск неадекватного поведения украинских властей. Но ещё более важны условия, в которых оказался Ближний Восток и мировая индустрия туризма.

Туристы всё меньше верят в безопасность отдыха в ближневосточном регионе. При этом денег у них не так много, как было в докризисные годы. Потому власти ЕС, стран Северной Америки и России стараются обеспечить отдых своих граждан на контролируемой и безопасной территории. Немцы отдыхают в Италии и Греции, а вовсе не на курортах Турции и Египта. Даже к отдыху в Израиле многие относятся более настороженно, чем в прежние годы. Сказывается общее напряжение на Ближнем Востоке. Некоторые эксперты полагают, что «арабы создали себе проблемы сами». Однако это грубое упрощение. Уже в первые месяцы экономического кризиса он проявился в развитых «старых индустриальных» северных странах в сокращении расходов потребителей по таким направлениям, как недвижимость, автомобили и отдых. Начавшийся в 2008-м и не прекратившийся в 2017-м кризис, по сути, оставил в прошлом целую эпоху в сфере туризма. Эпоху относительно свободных иностранных инвестиций и динамичного (быть может, самого сильного в истории) развития сферы туристических услуг. Деловой подъём уже в 1980-е годы не ограничился Южной Европой и перекинулся на Ближний Восток. Правительства стран, включая Египет и Турцию, извлекли уроки кризисных 1970-х: они были готовы к притоку капиталов и стали содействовать ему, а не мешать, понимая, что это открывает невиданные просторы для зарабатывания денег.

ЯД ТУРЕЦКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ
Старые возможности давно исчерпаны. В том числе и в Турции. Эта страна использовала десятилетия свободной торговли как могла. Были построены тысячи отелей, новые дороги, иные объекты инфраструктуры, открылось неисчислимое количество кафе и магазинов. В стране развернулся строительный бум. Казалось, что постоянное возведение различных строений и жилых домов ради нужд туристической отрасли и увязанной с нею индустрии, множащиеся жители городов и иностранные граждане — всё это будет поддерживать рост турецкой экономики бесконечно, а выросший и окрепший за 1980—2010 годы турецкий капитал сможет и далее уверенно работать на родном рынке. Но… по туристической отрасли стран ближневосточного региона мировой экономический кризис нанёс сильный удар. Главное, что ему «удалось» — это разрушить принципы «свободной торговли» в сфере туризма, вернуть Север к туристическому протекционизму, к стремлению самостоятельно осваивать деньги своих туристов. Если говорить о россиянах, то в докризисные годы они ежегодно оставляли в Турции до десяти миллиардов долларов. Изменения не происходили линейно, как простой ответ на сдвиги в мировой экономике. Особой оказалась роль внутренних (особенно социальных) проблем стран Ближнего Востока.

Лагерь беженцев в Турции

Для Турции остро встала проблема так называемых новых горожан. Развитие экономики втягивало множество людей из сельской местности. Они являлись носителями наиболее отсталых отношений и представлений. Город не успел всех их «переварить», не убедил в том, что многое, кажущееся им неправильным или выражающим распущенность нравов, с точки зрения слишком строго понятого ислама, лишь повседневная культура турецкого города. Эти «серые» слои и стали опорой деструктивных течений в политике, а в большинстве своём — весьма шаткой, неудовлетворённой базой для Эрдогана.

Чем закончится перенаправление недовольства «новых горожан» с правящих кругов на «распущенных» «старых горожан», часто имеющих опыт профсоюзной работы и более грамотных политически, пока сказать сложно. Очевидно лишь, что турецкое общество пронизано противоречиями. И именно они могут стать плохой или хорошей новостью для экономики Крыма, для развития его туристической сферы. Всё зависит от того, как российское государство будет использовать кризис на Ближнем Востоке и в Турции.

И здесь нужно помнить, что он имеет глубокие причины и массу факторов, часть из которых ещё не сработала. Преодоление кризиса не может быть для стран региона автоматическим, произойти вследствие начала нового подъёма в мировой экономике на основе «Вашингтонского консенсуса» и «свободной торговли», как это было в 1980-е годы. Потребуются изменения на всём ближневосточном пространстве, интеграция экономик, создающая общий рынок и концентрирующая спрос ныне раздробленных стран Ближнего Востока, и, конечно же, план модернизации и политическая сила под него. От деловой элиты нужно понимание необходимости подобных перемен, далеко идущих по сравнению с арабским национализмом 1950—1960-х годов.

КАПИТАЛЫ ТУРЦИИ И ВЫГОДА ДЛЯ КРЫМА
Вопросов очень много. Ответов — почти не видно. Это может означать только одно: накопленные в Турции капиталы будут искать приложения за её пределами. Не имея надежды привлечь нужное количество туристов на свою территорию, турецкие деньги должны будут двинуться на иностранные рынки, где турист отдыхать будет. И это первая возможная выгода для Крыма. Выгода — огромная, если только Россия сумеет обеспечить приток туристов на полуостров, а на местном уровне будут устранены все многочисленные преграды для развития туристической отрасли. А их очень много. И они не сводимы к процветающей повсеместно коррупции. Беспорядок также соответствует украинскому стандарту.

Стратегическими проблемами можно считать непонимание исторических условий и нежелание адаптироваться к российским законам и правилам. Всё это характерно для крымской бюрократии. Готовятся бессмысленные документы о многосекторном развитии полуострова. В них с явной очевидностью проявляется непонимание того, что базовый для развития экономики Крыма спрос связан с туристом — в первую очередь с российским. Без массового туриста обеспечить устойчивый экономический рост в ближайшие годы не получится. Регион почти исчерпал потенциал роста от воссоединения с Россией, когда были повышены пенсии, подросла заработная плата, начали вкладываться частные деньги в недвижимость и государственные — в инфраструктуру. Например, был реконструирован аэропорт в Симферополе. Во времена Украины он выглядел отсталым, словно забытым со времён СССР.

Гигантский провал трассы в Крыму

Но проблемой является то, что российский турист сильно отличается от туриста из домайданной Украины. Российский турист (особенно столичный) видел немало стран, привык к комфорту, ищет новые особенности отдыха, и крымская неустроенность его не прельщает.

Украинский турист прошлого воспринимал Крым как своё недорогое побережье, где можно в диких или поликультурных условиях недорого отдохнуть. Россияне хотят отдыха хотя бы на твёрдом среднем уровне, но без переплаты за него. При этом многие имеют устойчивое предубеждение перед отдыхом в России, выражающееся в поговорке среднего класса: «Мы не такие богатые, чтобы отдыхать на родине». А крымские цены выглядят вовсе не низкими. Если бы не хаос и угроза для жизни на Ближнем Востоке, немало наших соотечественников на полуостров бы в 2015—2016 годах не поехали.

Турция имеет преимущество перед Крымом в плане устроенности отдыха с невысоким достатком. Однако это преимущество ей нелегко реализовать в нынешних условиях: периодически вспыхивающая гражданская война и опасность, исходящая от исламских террористов, которых Эрдоган хотел бы, но не может контролировать, а также проблема самого главы турецкого государства — сильно сместившегося вправо, но так и оставшегося в глазах радикалов-исламистов умеренным и непоследовательным политиком. И это не простое отражение политического правила, гласящего: какими бы правыми или левыми радикалами ни были те или иные политики и партии, всегда есть силы и люди ещё более радикальные. В условиях турецкого кризиса эти, большие, чем Эрдоган и его партия радикалы, вовсе не являются безобидными людьми.

Такое положение дел затрудняет не только отдых в Турции, но и ведение бизнеса. Страна оказалась в ситуации, когда вызванная экономическими и социальными проблемами дестабилизация системы сама создает экономические проблемы. В этой обстановке любое «открытие Турции» для россиян несёт в себе риск. Но также на него не могут надеяться и турецкие предприниматели. Они должны сами искать туристов, применяя свой опыт и свои капиталы для повторения того, чему они научились за четыре десятилетия экономического подъёма — длинной волны развития всей мировой экономики, где циклические хозяйственные кризисы были непродолжительными и мало разрушительными. 2008 год всё изменил.

Строящийся отельв Феодосии

КРЫМ, ПАССИВНОСТЬ В ТЕНИ ТУРЕЦКОЙ ДЕПРЕССИИ
Турецкая экономика уязвима перед кризисом. Несмотря на прежнюю динамику, она осталась глубоко периферийной. Туристический сектор рос в блоке с лёгкой промышленностью и сельским хозяйством. Спад также оказался общим. Немым свидетелем кризиса и оттока капиталов из турецкой экономики является национальная валюта Турции. С 1,6 лиры в 2008 году доллар подорожал до 3,7 лир к весне 2017 года. Характерно, что турецкая лира дешевела к доллару даже в месяцы стабилизации глобального рынка, то есть в течение 2016 года. Это указывает на глубокие (сходные с украинскими) проблемы в экономике страны. И турецкие инвесторы не могут этого не знать. Единственное, что им сейчас не ясно, — как можно выгодно осуществить прямые, не финансовые инвестиции за пределами Турции, включая и российский Крым. Он выглядит интересным, но также воспринимается как рискованная зона для капиталовложений.

В этих условиях для развития туристической отрасли Крыма необходимы активность государства, доступный кредит и уверенность инвесторов. Последняя требует, как чётких и соблюдаемых правил, включая российские законы, так и гарантий сохранения туристического потока из России.

Официально Крым принимает всё больше и больше туристов, преодолевая «провал» 2014 года. Он якобы уже почти близок к украинскому уровню, рекорду 2012 года — 6,134 миллиона туристов. «Крым в 2016 году посетили 5,6 миллиона туристов», — гордо кричат заголовки изданий. Не уточняется, где и как на самом деле отдыхали все эти люди. Специалисты знают, что традиционно местные статистики включают в «туристы» всех, кто по тем или иным причинам пересекает границу полуострова.

Если же не считать трудовых мигрантов, лиц, совершающих деловые поездки или осуществляющих перевозку товаров, то получится намного меньше туристов. Эксперты оценивают их количество в последние годы в 2,5—3 миллиона человек, что вряд ли ниже или выше домайданного уровня. Просто тогда турист в немалой доле был другим — непритязательным и прижимистым. Дикий или советский сервис многих устраивал, поскольку Турция была для них дорогой, не говоря уже о Греции, Испании или Италии.

Разорение украинских трудящихся после запуска «европейской интеграции» не позволяет всерьёз надеяться на возвращение прежнего украинского туриста. К сожалению, его в массе своей уже нет — он «обескровлен» кризисом и «структурными реформами» по рецептам МВФ.

За мечтами некоторых представителей туристического бизнеса Крыма о туристе «золотых» сезонов прошлого скрывается одна серьёзная проблема. Это неумение, неготовность, а порой и нежелание работать на наиболее полное удовлетворение потребностей клиента. Между тем, как отмечают специалисты лаборатории международной политической экономии Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, для экономики и бизнеса полезно стремиться к наиболее полному удовлетворению спроса, а также к его развитию. Это даёт наибольший эффект для экономики. А бизнес получает возможность заработать. Одновременно формируются новые сервисы. Начинают производиться интересные туристам товары.

Заброшенная Крымская АЭС

ПОРОКИ, УНАСЛЕДОВАННЫЕ ОТ УКРАИНЫ
Заинтересована ли Турция в таком развитии Крыма? Абсолютно нет, поскольку это означало бы усиление конкурента. Потому не стоит удивляться, что крымско-турецкая комиссия работает малоэффективно. Результаты её работы попросту не ясны, тогда как российский Крым мог бы выиграть от притока турецких инвестиций и заодно применения турецкого опыта в работе с массовым туристом. Повысить активность притока турецких капиталов в экономику полуострова необходимо. Но это означает работу в обход крымско-турецкой комиссии при одновременном предотвращении формирования на полуострове турецких правил ведения бизнеса, когда слишком многое делается по неформальным договоренностям, имеющим разный вес и разную вероятность исполнения, а не по чётким контрактам.

В Крыму определенно должен главенствовать российский закон, а никак не мафиозные традиции ведения бизнеса и повсеместная коррупция. Но именно здесь возникает проблема коррумпированных вполне по-украински чиновников. Они не понимают, что, создавая препятствия для свободной коммерческой деятельности, затягивая переход на российскую документацию и порядок работы, включая регламенты, нагружая бизнес разного рода коррупционными издержками в форме социальной ответственности и не создавая даже визуально приятной среды, местные власти серьёзно мешают развитию туризма. При этом бытует представление, что Москва всё равно «пришлёт» туристов, и увеличение их потока — это её дело.

В 2014 году руководство полуострова проделало большую работу по переходу на российские паспорта. Однако в 2015—2017 годах многие процессы застопорились, что нельзя объяснить ни «войной санкций», ни общероссийской дороговизной кредита, ничем бы то ни было ещё. Так и не устранён хаос в документообороте и земельном фонде. Нередко новые отели вводятся «по суду», то есть одобренный за взятки самострой российских компаний на неведомо кому принадлежащей земле инвесторы потом вынуждены легализовать через суд. До этого момента их инвестиции буквально висят на волоске: формально незаконное строительство может быть остановлено, подкупленные чиновники могут поменяться или возжелать новых бонусов за свои услуги. В условиях, когда нет ни планов территории, ни четкой архитектурной концепции, ни соблюдения российских регламентов работы органов исполнительной власти, сделать это легко.

Подобное положение создаёт весьма специфические условия для прихода турецких капиталов, и это уже есть. Возникает риск отуречивания Крыма, когда украинские методы работы дадут инвесторам шанс создать свой мир правил и связей, охватывающих в том числе и группы негативно настроенных к России татар. А это может иметь отрицательные политические последствия, включая игру на постепенно коммерческое замыкание полуострова на Турцию и в дальнейшем — выведение Крыма из-под контроля Москвы и подчинение его Анкаре. Избежать такого развития событий, одновременно втягивая в экономику Крыма как можно больше иностранных, включая турецкие, инвестиций, — задача России. Но при сохранении правового беспорядка на полуострове она вряд ли выполнима.

Международный рыцарский фестиваль «Генуэзский шлем» в Судаке
Этнические ювелирные изделия

ЕСТЬ ЛИ У КРЫМА СТРАТЕГИЯ?
Отсутствие программы развития Крыма как реального плана — проблема номер раз. Представленный публике проект «Стратегии социально-экономического развития республики Крым до 2030 года» не выделяет туристическую отрасль как локомотив, а имеет все пороки аналогичных документов в России.  Декларируемая многовекторность на деле означает отсутствие понимания того, как же экономика полуострова может подняться на новый уровень. Не менее вредным стоит считать представление, будто бы ставка на элитарный туризм обеспечит Крыму успех.

Во-первых, туристы этой группы в России не переживают по поводу закрытия Турции и отдыхают в Европе и других частях мира. Во-вторых, это весьма привередливая группа, которая вряд ли захочет мириться с грязью на улицах, как в Ялте, отсутствием развитой сферы услуг и жизнью в отелях-башнях, которые с энергичной безвкусицей возводятся в Крыму.

К сожалению, элитарными в Крыму можно считать цены, но не качество отдыха. До завоевания богатого туриста нужно сначала завоевать и удивить туриста массового. Он же нуждается в средней цене отдыха. Но даже для привлечения на полуостров и удержания массового туриста необходимо форсировано развивать транспортную систему. В одном ряду с этой задачей стоит решение энергетического и водного вопросов. Пресные воды Крыма используются нерационально, после применения не очищаются, а сливаются в море. Нехватка воды ограничивает потенциал сельского хозяйства, включая и виноделие, к развитию которого проявляют интерес российские инвесторы. Сейчас туристы потребляют в основном ввозные фрукты и овощи, тогда как нужно стремиться к расширению производства и потребления местных продуктов. Для этого, прежде всего, необходимо навести порядок в земельном фонде Крыма. Для удовлетворения, вносимого туристами спроса, желательно развивать местное производство во всех сферах, включая посуду и мебель для отелей, сувениры и другие уникальные крымские товары. Здесь было бы полезно вложение крупных российских, турецких и иных капиталов, но не менее важно вовлечение местных средств. Они сейчас прячутся. И дело не в отсутствии у их владельцев идей, а в страхе перед тугой петлёй незаконной социальной ответственности бизнеса перед местными коррупционерами. Разблокировать местные инвестиции — одна из задач, которые должны решить федеральные власти, включая и судебные.

Если малые капиталы будут разблокированы, и станет возможно их свободное вложение в сферу услуг и производство, если начнут работать российские законы и практики, то турецкие и иные инвесторы будут более уверенно входить в Крым. Туристическая отрасль станет базой для развития его экономики, а туристы будут создавать необходимый для роста спрос. Но, главное, Крым полнее включится в замещение турецких курортов. Возможно, это позволит более грамотно развивать инфраструктуру и, к примеру, не ремонтировать дороги в разгар туристического сезона. Однако для быстрой модернизации всей сферы отдыха крайне полезно было бы добиться удешевления кредита на полуострове. Сейчас там не только не хотят работать крупнейшие банки России, но и кредит остаётся дорогим.

Возможно ли создать в Крыму режим льготного кредитования бизнеса до завершения затянувшегося перехода на российские стандарты документов? Для этого требуются решения, которые бы фронтально завершили процесс, полностью переведя полуостров на российские правовые нормы. Необходимо повышение эффективности работы местных властей, отказ от принципов «кормления» и методов, типичных для донецких, когда они находились у руля соседнего государства.

Крымские яства

Иначе не стоит рассчитывать, что возможности роста туристической отрасли будут вполне использованы. Туристам важно предложить многообразие товаров и услуг, большая часть из которых была бы уникальна, связана с Крымом. Грязь и архитектурный хаос сами не исчезнут. Центральные власти должны вмешаться, чтобы расчистить пути развития туризма и всей местной экономики.

ЧТО ЕЩЁ МОЖНО ИСПРАВИТЬ
Повышенная активность государства необходима ещё и потому, что в Турции развитие туризма шло в годы общемирового подъёма. Развитие туризма в Крыму требует плановых усилий по привлечению отдыхающих и создания условий для них. Это включает не только улучшение инфраструктуры и правового порядка. Необходимо обеспечить льготное кредитование предприятий, а может быть, и налогообложение. Нужно жёстко навести порядок с имуществом, особенно земельным фондом, пляжами, многие из которых огорожены с украинских времён, и многим иным. Нужны программы поддержки для местных производителей, которые продвинули бы их товары на рынок, а местным отелям предложили бы больше продуктов крымского производства. Одновременно нужно избавиться ото всех местных чиновников, которые интересуются только личной выгодой и сейчас создают неимоверные затруднения для развития туризма и экономики Крыма.

Обеспечивая поток отдыхающих, Москва должна добиваться общего улучшения условий их отдыха. При этом крайне важно оказать туристической отрасли Крыма информационную поддержку. Нужны ежегодные фестивали исторической реконструкции, восстановление, где это возможно, памятников старины. Необходимо осознать и продвигать через прессу идею: Крым — это пересечение эпох, культур и традиций. Пусть даже большая часть из них давно утрачена, это не мешает возрождать их для удовлетворения интереса туристов.

Крымские виноградники

Вкусная пища разных эпох и народов, которую можно попробовать только тут, является одним из важнейших направлений. Это могут быть древнегреческие, скифские, малоазийские, татарские и какие угодно блюда, рецепты из других времён. Наладить производство и продажу красивых вещей тоже очень важно, в том числе керамических, бронзовых и ювелирных изделий, предметов быта и одежды, чей дух и происхождение связаны с Крымом. Что мешает начать производить красивые предметы так, как их делали в древности? Разве они не украсят любой дом? Но самое главное — это создание и пропаганда уникального духа Крыма, соединяющего в себе все изгибы евразийской истории.

Для привлечения туристов и пропаганды Крыма нужны постоянные фестивали с ярмарками, концертами и реконструкциями сражений, что создаст Крыму репутацию региона с богатой культурной жизнью, где можно с интересом провести время. А побывать на фестивалях «Крым в XIX веке», «Крымская война 1853—1856 годов» или «Завоеватели Крыма» многим было бы интересно, особенно если они будут знать: все мероприятия проводятся с размахом фестивалей «Времена и эпохи» в Москве. Сейчас же мало кто из россиян в курсе, что каждое лето в Крыму на территории Судакской (Генуэзской) крепости проводится Международный рыцарский фестиваль «Генуэзский шлем». Между тем такие мероприятия должны стать более известными, а также более масштабными и распространёнными в Крыму. На всё это требуются деньги. Но деньги эти должны пойти на цели, а не улететь мимо них.

Российская пресса могла бы сделать очень много для популяризации культурных событий в Крыму. Кто, если не журналисты, должны рассказывать о возможности, как интересно провести время на полуострове? Пока им не хватает нацеленности, а не только самих событий. Но качественное продвижение Крыма как туристической зоны — не единственная задача. В условиях устойчивого кризиса на Ближнем Востоке и интереса к развитию туризма в России наведение порядка остаётся на первом месте. В совокупности же всё это не может не принести плодов.

Туристическая отрасль будет осовременена и расширится. Обязательно. А дым нынешних проблем рассеется. Навсегда.