30 ЛЕТ РУССКОЙ СМУТЫ

Дата: 
20 сентября 2017
Журнал №: 
Рубрика: 
«Минин и Пожарский. Освобождение Москвы» (правая часть триптиха "За землю Русскую"). Ю.П. Пантюхин. 2005 г.

За всю многовековую историю нашей страны можно насчитать всего несколько эпизодов, когда под угрозой стояла сама российская государственность, и опасность утраты русской национальной идентичности была абсолютно реальной. Один из таких исторических эпизодов получил название Смутное время. Историки предлагают разную периодизацию Смутного времени. В широком понимании эта эпоха длилась около тридцати лет ‒ с момента смерти Ивана Грозного в 1584 году и до вступления на трон Михаила Романова в 1613 году.

Текст: Григорий Прутцков

«Царь Борис Годунов и дети». А.Д. Кившенко. 1880 г.

ПЕРЕД НАЧАЛОМ СМУТЫ
Многие исследователи находят предпосылки Смутного времени в династическом кризисе, случившемся в самом конце эпохи Ивана Грозного. У него, не считая детей, умерших во младенчестве, было три сына. Старший, Иван, герой знаменитой картины Репина, женился трижды, но так и умер бездетным. У среднего, Фёдора, после долгих лет бездетного брака, родилась дочь, которая вскоре скончалась. Младший сын царя Дмитрий погиб в детстве при до конца не выясненных обстоятельствах. Таким образом, в январе 1598 года после смерти царя Фёдора Иоанновича трон Рюриковичей опустел. Близких родственников, которые могли бы претендовать на власть, не осталось, и восьмивековая династия пресеклась.
В числе причин, приблизивших Смутное время, историки называют также сложную экономическую ситуацию в России из-за неудачной Ливонской войны, последствия опричнины, борьбу между боярскими семьями за власть при царском дворе. Впрочем, подобные стечения печальных обстоятельств случались и раньше и сами по себе не могли привести к тем катастрофическим последствиям, с которыми столкнулась наша страна в первые годы XVII века. Роковую роль сыграли здесь сразу несколько обстоятельств непреодолимого характера.
Когда царь Фёдор скончался, бояре присягнули его супруге Ирине. Но та отказалась принимать царство и постриглась в Новодевичьем монастыре, призвав москвичей выбрать царём своего брата, Бориса Годунова. Так было положено начало новой династии.
Борис Годунов (1552 ‒ 1605 годы) был фактически главой правительства при бездеятельном и слабом здоровьем Фёдоре Иоанновиче, которого вполне устраивало такое положение дел. Уже после окончания Смутного времени начал складываться определённый стереотип в отношении Бориса как исключительно отрицательного исторического персонажа. Этот стереотип уже в начале XIX века подхватили и утвердили Карамзин в «Истории государства Российского» и затем Пушкин в трагедии «Борис Годунов». Однако в действительности преемник Фёдора Иоанновича был очень деятельным политиком и хозяйственником и во многом предвосхитил реформы Петра Первого, которые начнутся спустя столетие.

«Последние минуты семьи Годуновых». Н.П. Шаховской. Конец XIX в.

Именно стараниями Бориса Годунова в России в 1589 году было учреждено патриаршество, и Русская православная церковь получила почётное пятое место во вселенском диптихе после четырёх древних патриархатов: Константинопольского, Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского. Это место она занимает и сегодня. Борис вернул России в 1595 году выход к Балтийскому морю, который она потеряла при Иване Грозном.
По инициативе талантливого и деятельного чиновника для защиты от набегов крымских татар началось активное строительство крепостей (и вокруг них ‒ городов) на южных окраинах России. Так появились города Воронеж, Ливны, Елец, Белгород, Старый Оскол. Для безопасности водного пути по Волге возникли Самара, Саратов, Царицын (современный Волгоград). В Московском Кремле по приказу Бориса построили водопровод, а сам город укрепили двумя поясами крепостных стен, на месте которых спустя почти два века появились Бульварное и Садовое кольца. Укрепления были построены своевременно и оказались прочными: когда в 1591 году крымский хан Казы-Гирей со сто пятидесятитысячным войском дошёл до Москвы, он не смог взять её штурмом и удалился восвояси.
Борис Годунов, уже будучи царём, собирался открыть в Москве университет по примеру западных городов и послал учиться в Европу юношей из боярских семей, чтобы, получив образование и вернувшись домой, они составили костяк преподавательского состава будущего университета. Но этой идее воспротивилось духовенство. К тому же ни один из учеников не вернулся в Москву.
Именно при царе Борисе в России появляется в 1600 году первая рукописная газета. Называлась она «Вести-Куранты» и была по сути дайджестом европейской прессы. Газетные новости царю и ближайшим боярам зачитывали вслух, после чего номер газеты отправляли в архив. «Вести-Куранты» выходили нерегулярно на протяжении всего XVII века и стали прообразом первой печатной газеты «Ведомости», которую основал Пётр Первый в 1702 году.
Борис был подозрительным и мстительным человеком и удалил далеко от Москвы всех потенциальных конкурентов из числа бояр. «Никто не чувствовал себя ни на одну минуту в безопасности: знакомые, слуги, родственники всегда могли донести, и последствия этого могли быть самые печальные», ‒ писал о новом царствовании Лев Гумилёв в книге «От Руси к России».
Тем не менее никому не могло прийти в голову, что такое яркое начало царствования обернётся не победами и процветанием, а настоящей национальной катастрофой.

«Борис Годунов и кудесники, представляющие ему царствование». А.Д. Кившенко

ВЕЛИКИЙ ГОЛОД И НАЧАЛО КАТАСТРОФЫ
В 1601 году неожиданно разразился невиданный доселе голод, который продолжался целых три года. Сначала несколько месяцев подряд шли проливные дожди, а потом вдруг ещё летом ударили ранние морозы, и урожай погиб. Известный современник Бориса Годунова ‒ писатель, историк и монах Авраамий Палицын по окончании Смутного времени написал книгу «Сказание» о событиях 1584 ‒ 1618 годов. Есть там упоминания и о великом голоде: «... омрачи Господь небо облаки, и толико дождь пролияся, яко вси человецы во ужасть впадошя. И престо всяко дело земли, и всяко семя сеянное, возрастши, разседеся от безмерных вод, лиемых от воздуха; и не обвея ветр травы земныя за десять седмиц дней, и прежде простертиа серпа поби мраз всяк труд дел человеческих и в полех, и в садех и в дубравах всяк плод земный, и яко от огня поядена бысть вся земля».
Голод в стране продлился три года. За это время цена хлеба выросла в сто (!) раз. Царь Борис пытался сделать, наверное, всё, что мог в такой ситуации: установил фиксированные цены на хлеб, наказывал спекулянтов, раздавал бесплатно хлеб из царских амбаров и даже помогал деньгами нищим. Но эти меры не дали положительного результата: хлеб продолжал дорожать, а деньги дешеветь, в Москву стекались люди со всей страны, в провинции начались бунты и восстания. По оценкам историка Сергея Соловьёва, жертвами голода стали около полумиллиона человек.
Естественно, в сознании людей, измученных голодом, возник традиционный вопрос: «Кто виноват?». Сегодня в XXI веке мы знаем, что причина тех страшных событий ‒ извержение вулкана Уайнапутина в Перу. Оно произошло 19 февраля 1600 года и спровоцировало так называемую вулканическую зиму ‒ выбросы пепла и сернистых газов привели к похолоданию планетарного масштаба, которое растянулось на несколько лет. Конечно, ни Борис Годунов, ни тем более простые жители Русского государства не имели никакого понятия о перуанском вулкане, а христианское мировоззрение подводило людей к убеждению, что голод ‒ Божия кара за грехи, прежде всего за грехи самого царя. Истоки династии Рюриковичей терялись в веках, никто доподлинно не знал, как и при каких обстоятельствах она началась. Это позволило потомкам Рюрика вести родословную от древнеримского императора Августа. Становление династии Годуновых, напротив, происходило у всех перед глазами, и власть Бориса была лишена прежней сакральности.
Народ заговорил о как минимум заинтересованности будущего царя в загадочной смерти царевича Дмитрия в Угличе. Эти два события быстро соединились в одну линию, и люди решили, что правление Годунова незаконно и не благословляется свыше, а голод ‒ Божие наказание за убийство законного наследника престола.

УДАР САМОЗВАНЦА
В 1604 году голод пошёл на убыль, но царю Борису не удалось спокойно вздохнуть: по стране начали циркулировать слухи, что на самом деле царевич Дмитрий не погиб от руки убийц, а чудесным образом спасся, выжил, вошёл в совершенные лета (ему исполнилось бы к тому времени двадцать два года) и теперь ждёт момента, чтобы отнять у самозванца законный престол своего покойного отца.

«Дмитрий Самозванец у Вишневецкого». Н.В. Неврев. 1876 г.

За развитием ситуации в Российском государстве внимательно следили в европейских странах, прежде всего поляки и литовцы. В Польше Лжедмитрий (которого на самом деле звали Григорий Отрепьев) объявился ещё в 1601 году, но к нему поначалу отнеслись очень сдержанно. Однако постепенно вокруг этого персонажа стали собираться недовольные Борисом Годуновым беглые казаки, бояре. Но не было и речи о том, чтобы пойти с этой кучкой авантюристов войной на московского царя. Только когда внутренняя ситуация в стране обострилась до предела, Лжедмитрий попросил помощи у польского короля Сигизмунда III и Римского папы Климента VIII. Он принял католицизм и обещал в случае победы отдать полякам Смоленск, Новгород-Северский и обратить Россию в католичество. Король помог снарядить войско, и папа благословил этот поход на Москву.
Возникает вопрос: верили поляки и папа в то, что перед ними действительно царевич Дмитрий? Наверняка нет. Но это особо и не волновало венценосцев: важно было нанести удар по России, и здесь все средства хороши. Вспомним, как Пушкин в «Борисе Годунове» говорит об этом устами Лжедмитрия:
… Но знай,
Что ни король, ни папа, ни вельможи ‒
Не думают о правде слов моих.
Димитрий я иль нет ‒ что им за дело?
Но я предлог раздоров и войны.
Им это лишь и нужно...
16 октября 1604 года Лжедмитрий переправился через Днепр (по которому проходила граница между Россией и Польшей) и начал наступление на Москву. Правительственные силы дали отпор самозванцу. Но в самый разгар войны, 13 апреля 1605 года, Борис Годунов скоропостижно скончался. Трон занял шестнадцатилетний сын царя Фёдор. Войско, подчинявшееся властному и жёсткому Борису по принуждению, ещё меньше хотело выполнять приказы неопытного сына царя-узурпатора. Армия изменила Фёдору и присягнула «благоверному царю Дмитрию Иоанновичу». В Москве начался мятеж. «Столицу никто не хотел защищать ‒ ни бояре, ни холопы, ни посадские, ни торговые люди; никому и в голову не пришло рисковать жизнью, спасая Бориса Годунова и его сторонников», ‒ писал Лев Гумилёв. 1 июня 1605 года Фёдора Годунова свергли и через несколько дней убили вместе с матерью. 20 июня Лжедмитрий вошёл в столицу.

– «Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма». Н.В. Неврев. 1874 г.

ЛЖЕДМИТРИЙ НА ТРОНЕ
Царство Лжедмитрия длилось чуть меньше года. Патриарх Московский Иов, который провозгласил самозванцу церковную анафему, был низложен и отправлен в ссылку, а его место занял рязанский архиепископ Игнатий, одним из первых присягнувший Лжедмитрию. Он, став новым патриархом, венчал «сына Ивана Грозного» на царство, а затем освятил его брак с приехавшей вместе с ним из Польши Марией Мнишек.
Казалось бы, страна должна успокоиться: законный государь вернул себе престол отца. Мать царевича Дмитрия, Мария Нагая, публично признала в самозванце родного сына. Но западные кредиторы ждали от Лжедмитрия выполнения обещаний. Вместе с его свитой в Москву приехали сотни поляков, которые пытались установить свои порядки. За трапезой они пользовались невиданным доселе столовым прибором ‒ вилкой, и это вызывало шок у московских бояр. В столице вошёл в моду польский язык. Охраняли нового царя польские гвардейцы. Сам Лжедмитрий не соблюдал церковных постов, а Марина Мнишек и вовсе, к ужасу москвичей, прилюдно целовала икону Богородицы в губы.
Со временем в новом самодержце разочаровались как его покровители в Польше и Ватикане (Лжедмитрий медлил отдавать долги), так и сами москвичи, которых всё чаще стало посещать предположение, что царь не настоящий. 17 мая 1606 года в результате народного бунта самозванец был убит. Согласно легенде его тело сожгли, пепел смешали с порохом и выстрелили этой смесью из пушки в сторону Польши.

ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ
Новый царь появился в России всего через два дня. Им стал дальний родственник Рюриковичей, Василий Шуйский, один из самых знатных и авторитетных бояр. И снова показалось, будто Смутное время заканчивается. Но никто не знал, что самые страшные испытания ждали нашу страну и её людей впереди.
Прежде всего новому царю нужно было подавить восстание Ивана Болотникова, которое вспыхнуло на юге и докатилось до окраин Москвы (на это ушло полтора года), и доказать, что Лжедмитрий ‒ не сын Ивана Грозного. Пятнадцать лет назад именно Василий Шуйский расследовал гибель царевича Дмитрия, а ещё совсем недавно признавал самозванца за законного наследника престола. Теперь появилась новая версия: угличский отрок был убит по прямому приказу Бориса Годунова.

«Осада Троице-Сергиевой лавры». В.П. Верещагин. 1891 г.

В Углич послали комиссию под руководством митрополита Филарета, отца будущего царя, Михаила Романова, которая вскрыла могилу царевича Дмитрия и нашла там нетленные мощи. Мария Нагая объявила, что это тело её погибшего сына. Гроб торжественно перевезли в Москву и захоронили в Архангельском соборе Кремля, а сам отрок был в том же 1606 году канонизирован как святой благоверный царевич Димитрий. Вскоре он стал одним из самых почитаемых русских святых. Его считают покровителем сирот, инвалидов, беспризорных детей.
Но далеко не все поверили в смерть младшего сына Ивана Грозного. В августе 1607 года на южных рубежах России, в городе Стародубе, объявился ещё один претендент на престол ‒ Лжедмитрий II. С многочисленным отрядом он подошёл к Москве и расположился в селе Тушине (отсюда пошло его прозвище Тушинский вор). Там, в Тушине, фактически была создана альтернативная столица страны. Новому самозванцу подчинились Ярославль, Кострома, Вологда, Углич, Переславль-Залесский, Владимир. В сентябре 1608 года поляки и литовцы осадили Троице-Сергиев монастырь, он оборонялся в течение шестнадцати месяцев до января 1610 года и не сдался врагам. Польско-литовские войска захватили Тверь, Кинешму, наступали на Великий Новгород. В это же время крымские татары и Ногайская орда совершили очередной набег на южные русские области.
В отчаянии царь Василий заключил в начале 1609 года договор со Швецией: в обмен на территориальные уступки (те, что выторговал в своё время Борис Годунов) шведы предоставляли Шуйскому корпус наёмников ‒ как бы мы сейчас сказали, частную военную компанию, услуги которого должно было оплачивать русское правительство. Командовал русско-шведским войском четвероюродный племянник царя двадцатидвухлетний Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Под его руководством были освобождены многие русские города, снята осада с Троице-Сергиева монастыря. Разбив Лжедмитрия II, Скопин-Шуйский торжественно вошёл в Москву. Он мгновенно приобрёл невероятную популярность в народе. Многие видели в молодом полководце будущего царя (у Василия Шуйского не было детей). Эта слава и погубила Михаила Васильевича: завистники отравили его во время пира, после которого он собирался отправиться под осаждённый поляками Смоленск.
Польский король Сигизмунд III напал на Россию в октябре 1609 года. В битве около села Клушина 24 июня 1610 года русская армия была разбита, и полякам открылась прямая дорога на Москву. Вместе с ними к столице подошёл и Лжедмитрий II. Массовое недовольство Василием Шуйским достигло апогея. 17 июля 1610 года его свергли и насильно постригли в монахи. Пожилого царя держали во время пострижения за руки, сам он всё время повторял, что не хочет быть монахом. Монашеские обеты вместо него произносил князь Василий Тюфякин, один из участников переворота. Через несколько месяцев Шуйского выдали полякам, и он умер в польском плену.

«Патриарх Гемоген отказывает полякам подписать грамоту». П.П. Чистяков. 1760 г.

СЕМИБОЯРЩИНА
Власть в Москве захватила группа из семи бояр, которую уже в XIX веке называли Семибоярщиной. Очередного царя выбирать было не из кого, и бояре провозгласили русским царём старшего сына Сигизмунда III пятнадцатилетнего королевича Владислава. Единственное условие, которое поставили Владиславу, ‒ переход в православие. Королевич не захотел менять веру и в Москву так и не приехал, хотя 27 августа 1610 года принял присягу в Варшаве как русский царь и сохранял за собой этот титул вплоть до 1634 года. У него даже была так называемая московская корона ‒ подарок отца. Предполагалось, что Владислав наденет эту корону во время венчания на царство в Успенском соборе Московского Кремля.
Против Владислава выступил Лжедмитрий II, и многие города, доселе боровшиеся с ним, присягнули ему как царю Дмитрию. Тогда в ночь на 21 сентября 1610 года члены Семибоярщины, опасаясь за своё будущее, впустили в Москву польско-литовские войска. Лжедмитрий бежал в Калугу, но вскоре был убит. В 1611 году появился ещё один самозванец ‒ Лжедмитрий III, и ему присягнули Псков и некоторые окрестные города.
Это был, пожалуй, самый тяжёлый период Смутного времени. Власти в стране фактически не осталось, армия была деморализована, экономика лежала в развалинах. В лесах, деревнях и маленьких городах орудовали польско-литовские банды. Россия фактически превращалась в польскую колонию, и даже царём провозгласили наследника польского престола. Главу Русской церкви патриарха Гермогена за призывы не признавать новую власть лишили патриаршего звания и посадили в тюрьму, где он умер от голода. Даже, находясь в заточении, Гермоген умудрялся рассылать по кафедральным соборам русских городов послания с призывом не подчиняться интервентам. Содержание этих патриарших грамот нельзя читать равнодушно и сегодня, спустя четыре века: «Видите бо Отечество свое чюждими росхищаемо и разоряемо, и святыя иконы и церкви обругаемы, и неповинных кровь проливаема, еже вопиет к Богу, яко праведнаго Авеля, прося отмщения. Воспомяните, на кого воздвизаете оружие, и не на Бога ли сотворшаго нас, не жребия ли пречистыя Богородица и великих чюдотворцов, не на своих ли единоплеменных братию? Не свое ли Отечество разоряете, ему же иноплеменных многия орды чюдишася, ‒ ныне же вами обругаемо и попираемо?!».

«Изгнание польских интервентов из Московского Кремля». Э.Э. Лисснер. XIX в.

ОПОЛЧЕНИЕ
Призывы патриарха Гермогена были услышаны. В январе 1611 года рязанский воевода Прокопий Ляпунов организовал первое ополчение. Оно с боями дошло до Москвы и освободило часть города, но изгнать поляков из столицы не получилось. Среди ополченцев начались разногласия. Этим умело воспользовались поляки: они натравили казаков и дворян друг на друга. В результате Ляпунов был убит, большинство членов ополчения из дворян покинули лагерь. Казалось, интервенты снова одержали победу.
Но на помощь первому спешило второе ополчение. Оно было сформировано в Нижнем Новгороде в сентябре 1611 года. Возглавил его земский староста Кузьма Минин. Интересно, что на самом деле Минин изначально было отчеством, а затем уже превратилось в фамилию. Его звали Кузьма Минич (в документах того времени писали в таких случаях «Косьма сын Минин»), а фамилия ‒ Сухорукой. Об этом упоминает Пушкин в небольшой заметке «Примечание о памятнике гражданину Минину и князю Пожарскому»: «Надпись Гражданину Минину, конечно, не удовлетворительна: он для нас или мещанин Косма Минин по прозванию Сухорукой, или думный дворянин Косма Минич Сухорукой, или, наконец, Кузьма Минин, выборный человек от всего Московского государства, как назван он в грамоте о избрании Михаила Федоровича Романова».
Минин стал организатором ополчения, а военачальником избрали князя Дмитрия Пожарского. Он, будучи воеводой города Зарайска, участвовал в первом ополчении (да и вообще во всех битвах Смутного времени) и имел большой военный опыт. Под Москвой Пожарский был ранен и долечивался у себя в имении, которое находилось под Нижним Новгородом.
О деталях подготовки нижегородского ополчения интересно пишет Лев Гумилёв: «Для спасения требовались всего две вещи: люди ‒ в войско и деньги ‒ на организацию похода. Людей было достаточно, и деньги у жителей богатого Нижнего Новгорода водились. Казалось бы, оставалось лишь собрать средства и сформировать полки, но не тут-то было. Когда нижегородцам было предложено сделать раскладку средств по населению, население сказало: «А у нас денег нет». Один божился, что его товары ушли на Каспий, другой клялся, что казна его в Архангельске, у третьего приказчики уехали в Сибирь и денег не давали. Тогда Козьма Минин, великолепно зная сограждан, бросил свой знаменитый клич: «Заложим жён и детей наших, но спасем Русскую землю!» И снова никто не был против. А раз так, то Минин с выборными людьми взял силой и выставил на продажу в холопы жён и детей всех состоятельных граждан города. Главам семейств ничего не оставалось делать, как идти на огороды, выкапывать кубышки с запрятанными деньгами и выкупать собственные семьи. Так была спасена Мать-Россия».
Ополчение Минина и Пожарского прошло вверх по Волге до Ярославля, по дороге освобождая города и сёла от поляков и литовцев, а затем двинулось на Москву. 22 октября 1612 года русские войска заняли Китай-город, а через три дня (по новому стилю это 4 ноября) освободили от интервентов Кремль. Польский гарнизон сдался. Смутное время подошло к концу.

«Минин и Пожарский». М.И. Скотти. 1850 г.

ВЫБОРЫ ЦАРЯ
Теперь предстояло выбрать нового царя. Этим занялся первый всесословный Земский собор, который собрался в Москве в январе 1613 года. Перед началом работы делегаты наложили на себя трёхдневный пост. Сперва было решено не приглашать на русский престол иноземных кандидатов ‒ польского королевича Владислава и двенадцатилетнего шведского принца Карла Филиппа (он тоже считался одним из претендентов на трон). Затем выбрали восемь бояр, один из которых и должен был стать царём. Для этого требовалось согласие всех сторон.
«Наиболее вероятными кандидатами на избрание были: князья Галицкий, Мстиславский, Воротынский, Трубецкой и М.Ф. Романов, ‒ пишет историк Василий Ключевский. ‒ Неоднозначной при обсуждении была и кандидатура Михаила Романова, отец которого Филарет был ставленником обоих самозванцев, получил сан митрополита от первого и провозглашён патриархом в подмосковном лагере второго. Сам по себе Михаил, 16-летний мальчик, имел мало видов на престол, однако, на нём сошлись такие враждебные силы, как дворянство и казачество. Окончательное решение было предоставлено всей земле. Тайно разослали по городам верных людей, чтобы выведать мнение народа, кого хотят на Московское государство царём. Посланные возвратились с донесением: быть государем М.Ф. Романову. 21 февраля 1613 года прошли окончательные выборы. Каждый участник собора подавал письменное мнение, и во всех мнениях значилось одно имя ‒ Михаила Фёдоровича».
Так окончательно завершилось Смутное время.

ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА
В память о победе над польско-литовскими интервентами на Красной площади в 1635 году построили храм в честь Казанской иконы Божией Матери ‒ иконы, с которой ополчение Минина и Пожарского освободило Москву. Деньги на храм выделил царь Михаил Фёдорович из собственных средств. В 1649 году царь Алексей Михайлович издал указ о праздновании памяти Казанской иконы не только в июле, но и 22 октября. Церковная дата стала одновременно и государственным праздником.
День освобождения Москвы отмечали вплоть до революции. Традиция возобновилась только спустя почти столетие. С 2005 года 4 ноября (что соответствует 22 октября по старому стилю) ‒ официальный государственный праздник, получивший название День народного единства.