ОТЧЕГО ПРИБАЛТИКА НЕ КРЫМ

Дата: 
29 ноября 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Александра Турчанинова

Из соседней Прибалтики всё чаще доносятся истерические вопли о том, что Россия «вновь оккупирует местные территории». В подтверждение каждый раз приводят всё новые и новые доводы – дескать, будет, «как с Крымом». Твердят о скупке россиянами недвижимости и компаний, но кое-кто, используя события возвращения русских территорий на свой лад, примеряет к русской политике понятие «мягкая сила».

В ХУДШИХ ТРАДИЦИЯХ…

Угрозу придумывают, указуя на местное русскоязычное население. Врагами своих стран здесь объявили не просто людей, а целые организации, понятия и даже тех неугодных, кто давно почил. Любопытные могут самостоятельно ознакомиться с издаваемым ежегодником эстонской и латвийской спецслужб: эдакий перечень врагов народа для прибалтов. Комично, что чести попасть в него почему-то удостоились, да ещё одновременно, Иосиф Сталин и… МГИМО. Очевидно, прибалты хотят быть услышанными в своей истерике, чтобы точно знать, оккупируют их уже однажды или нет. Оттого остаётся задаться всего несколькими вопросами: возможен ли крымский вариант на территории Прибалтики, то есть выйдут ли местные жители на улицы с плакатами «Навеки с Россией» и в целом целесообразно ли подобное присоединение? И до того как автор покинул уже независимую, но фашистскую Латвию навсегда, он всё же успел потрудиться на российские СМИ, потому статистические данные, факты и архивные документы дополняют ещё и личные наблюдения.

КТО КОМУ ЛОЯЛЕН

Частое заблуждение как со стороны России, так и официальных властей Латвии – пресловутая лояльность русскоязычных. В данном случае мы определяем по языку всех населяющих Латвию его носителей: русских, белорусов, украинцев. Так кому же лояльны все они, населяющие Латвию славяне? Для начала нужно разобраться именно с этим, ведь по версии прибалтийских спецслужб, представители этих народов являются рукой, ногой, ушами или (хотя бы это смогли доказать) мизинцем Кремля!

«Поздний вечер, после пяти часов общения за столиком в кафе возвращаюсь домой. Собеседник – политтехнолог Юрий Петропавловский спешит рядом, стремясь досказать то, что не успел высказать за долгой чашкой кофе. Холодные серо-голубые глаза его сужаются в тот момент, когда он говорит о России. Запомнилось, как мы шли в направлении улицы, которая по иронии судьбы была моим местом жительства – аллея имени чеченского террориста Джохара Дудаева, подписи за переименование которой я тогда собирала здесь, а Юрий рассказывал мне, что знаменитая Бронзовая ночь в Таллине была срежиссирована ни много ни мало ОАО «Газпром».

Да, именно Юрий, а не Юрий Алексеевич, как и «россиянцы», а не «россияне» в его устах. Об этом он сказал мне ещё в начале знакомства, не смотря на свой уже не юношеский возраст, ему было 55 лет: «Я, Саша, знаете ли, живу в Латвии. Потому Юрий!».

Суть нашего знакомства как раз состояла в том, что партия, отстаивающая права русских, хотела участвовать в сборе подписей и пикетах со мной во главе – шла предвыборная кампания.

«По мере приближения к моей улице Юрий переключился на отношения России и Латвии. Он объяснял мне, что живёт в независимой стране, негражданином которой является. Этот факт, как оказалось, его не сильно смущал. «Россиянцы» должны спросить меня, прежде чем въехать на своих танках!» – заявил он мне. «Русским Латвии нужна сильная, а не деградирующая Россия» – а так он скажет мне позднее в своём интервью».

Безусловно, поверить в то, что такую позицию разделяют поголовно все русскоязычные, проживающие в Латвии, было бы нелепо, ненаучно и необъективно. В течение полутора лет мной были собраны самые разные мнения. Часто представители русской общины в своих интервью много, долго и скучно рассказывали о любви своей большой и чистой к России-матушке, но, видя во мне благодарного слушателя, позднее на ухо говорили совсем иное.

«БУСИК» – МАРШРУТНОЕ ТАКСИ

Пожалуй, самым показательным стало небольшое исследование, проведённое в начале 2012 года. Короткий опросник был разослан в общественные организации, молодёжное крыло одной из политических партий и, наконец, на факультет русской филологии Латвийского государственного университета. Цель была поставлена чёткая: опросить русскоязычную молодёжь, появившуюся на свет после 1991 года. Опрос об отношении к России вызвал вялый интерес – заполненными вернулись порядка 25 анкет из ожидаемых минимум трёхсот, а максимум – тысячи. Наиболее запомнились весьма показательные ответы: «Первое, что приходит на ум: «Что для меня Россия? – Всё» – так, наверное, и есть, потому что даже сейчас пишу о России с каким-то трепетом и самыми добрыми эмоциями. Россия – это Медведев, Путин, Красная площадь, «Россия – добрая душа», Третьяковка, МХАТ, это моё родное!» – это писала девушка 21 года от роду. В принципе симпатизирующий другой стране человек может сказать примерно то же самое. Ведь Англия – это не только Вестминстер и Пикадилли Сиркус, это ещё поля, по которым гуляет суровый ветер, где пасутся овцы и лошади, это не только поэзия Шекспира, это ещё и родина отца первого европейского и английского романа нового времени «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо, земля, принёсшая имена всемирно известных политических деятелей, влиявших на ход событий минувшего столетия, и список можно продолжать до бесконечности.

Пикет в Риге у здания посольства Франции в поддержку прав народа Крыма на самоопределение. 2014 г.

А кто-то в свои 23 уже относится к России, как к досадной помехе для интеграции в латвийское общество: «Россия этническая родина. Родина моих родителей и всех моих родных и значит – мне не безразлична ее судьба. В тоже время последнее время все больше воспринимаю Россию как большого соседа Латвии, к сожалению, не очень демократичного. Латвийские русские находятся под сильным влиянием Российского медийного пространства и это мешает нам интегрироваться, и строить полноценное латвийское общество» (орфография и стилистика сохранены).

Немного раньше в ходе подобного опроса молодёжи для одного материала запомнился разговор с ребятами лет двадцати. Они не связывали свою жизнь с исторической родиной, хотя и отзывались об увиденном ими Петербурге с явным восхищением. Но была одна деталь, которая привела молодых людей в некоторое смущение, – жители культурной столицы не понимали их русского языка, равно как и они петербуржцев. Известно, что в каждом населённом пункте встречаются так называемые локализмы, по сути это то, с чем они столкнулись. Но здесь следует пояснить, что среди прибалтийских русских такие слова являются заимствованиями из латышского языка, прямым переводом либо адаптированными под русскую речь латышскими понятиями. К примеру, «бусиком» принято называть маршрутное такси, от латышского «busins». Надо сказать, что у этих ребят не возникло желания заговорить на одном языке с петербуржцами. Они, наоборот, рассказывали о своих планах на будущее в Латвии.

Возвращаясь ко дню сегодняшнему, подсчитала, что с момента того памятного анкетирования минуло два с половиной года. И вдруг произошло величайшее историческое событие в жизни нашей страны – Крым вернулся в состав земель русских. В той же Латвии прошли немногочисленные пикеты в поддержку Крыма, проводимые теперь уже не партией ЗаПЧЕЛ, а теми же людьми под новым флагом Русский Союз Латвии. Хотят ли русские Латвии, коими они себя позиционируют, присоединения к России, как крымчане, солидарность с которыми они выразили, – вопрос этот был задан уже осенью 2014 года.

НАМ РОССИЯ ЗДЕСЬ НЕ НУЖНА…

Ответы общественных деятелей показали, что «позиция желудка» как раз та, что активно исповедует местный состав коллаборационистов. После общения с ними возникает если не уважение, то как минимум понимание националистически настроенных латышей – те свою Латвию не предавали и держались одной позиции в течение 23 лет независимости. «Ни один социум не любит нестабильности, не дай бог жить в эпоху перемен. Путина россияне поддерживают в противовес Ельцину (стабильность против хаоса). И, тем не менее, уже при Путине начинается нестабильность, обвал рубля, санкции, полувойна на Украине.

Латвия же – прогнозируемое болото, поэтому среднего русскоязычного повернуть в сторону России можно одним путём – 20–30 годами российской стабильности и устойчивого развития. Пока этого не будет, в Россию будут ехать таджики и киргизы, там же ещё веселее?» – так считает в прошлом выпускник военного института, который до 1993 года с заметным постоянством бывал в Москве.»

Владимир Бузаев, в прошлом депутат парламента, сослался на главу их партии Русский Союз Латвии Татьяну Жданок, представителя от Латвии в Европарламенте, позиция которой – всё будет, как скажут латыши, которых нужно спросить, а хотят ли они присоединения к России.

Глава Совета Общественных Организаций Латвии Виктор Гущин вспомнил о своих предках, живших в Латвии, и очень аккуратно, минуя острые углы, напомнил, что в 1991 году хоть и имели место фальсификации, но люди всё-таки проголосовали за выход из состава СССР. Виктор Иванович – человек, привечаемый в российском посольстве как крупный общественный деятель, естественно, борющийся за права тех же русских. Правда, два десятилетия борьбы, а воз с вопросом о негражданах в числе 300 тысяч и ныне там. Вывод один: либо борцы как-то недостаточно надрываются на поле брани, либо пора уже понять, что борьба бесполезна и сделать выбор нужно или в пользу Латвии, или в пользу России. Но Гущин и иже с ним – принципиальные неграждане! Они продолжают на каждом конгрессе соотечественников рассказывать, как их обидели, писать резолюции, в которых озвучивается требование дать уже им однажды выплаканное гражданство Латвии.

И наконец, опрошенные два человека еврейской национальности, для которых светоч – это Израиль, но не Россия, и которых в этой связи обвинять нельзя, описали позицию русскоязычных словами: «Нам Россия в Латвии не нужна».

РУССКИЕ ВЕТЕРАНЫ

Отдельная и больная тема – положение ветеранов Великой Отечественной. Празднование Дня Победы 9 мая в Прибалтике не смогли запретить, и праздник этот консолидирует русскую общину. Впрочем, в бочке мёда есть и ложка дёгтя. За право выставить палатку у памятника Освободителям начинается настоящая конкуренция между партиями и общественными организациями, особенно если на носу выборы. Так, в 2010 году запомнилась обиженная публикация, в которой партия ЗаПЧЕЛ обвиняла Центр Согласия в том, что активисты последней ножом обрезали верёвку, которая держала баллон с рекламой партии. Кроме того, процесс возложения цветов проходит не то что организованно, а даже как-то чересчур организованно, поскольку памятник оцепляют лентой, за которой орудуют активисты партии и деловито выхватывают цветы у подходящих граждан, с тем чтобы свалить их в кучу.

Празднование Дня Победы, у памяьника Освободителям в Парке Победы в Риге

Отношение к ветеранам специфическое, особенно со стороны правящих элит. Этот аспект отношения к победившим фашизм старикам затмевает другую насущную проблему: финансового обеспечения. Хотя даже малым доплатам от нашего правительства старики остаются рады. А преследования по надуманным мотивам, словно военных преступников, то и дело происходят. И для праздного наблюдателя, понимающего, что такое для многих ещё живущих та война, – повод российской экспансии для защиты своих ветеранов самый, пожалуй, оправданный. Многие помнят дело Василия Макаровича Кононова, которого власти Латвии сочли военным преступником за убийство девяти жителей хутора Малые Баты, тех, которые сотрудничали с немцами. Европейский суд по правам человека вынес аналогичный приговор. Ветеран умер в возрасте 88 лет 31 марта 2011 года в рижской больнице от онкологического заболевания четвёртой стадии. Тогда Президент России Дмитрий Медведев, председатель правительства Владимир Путин и мэр Москвы Сергей Собянин выразили соболезнования родным и близким умершего. Похороны Василия Макаровича Кононова состоялись 5 апреля 2011 года в Риге, на кладбище Матиса. Он был похоронен рядом с сыном. В церемонии прощания приняли участие около ста человек, включая Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Латвии А.А. Вешнякова. К сожалению, подобный случай далеко не единственный, и периодически власти этих стран устраивают будто бы показательные гонения на ветеранов.

«На глазах у автора ветерана выкинул из троллейбуса бритоголовый молодчик, потому что тот отказался признать, будто в Великой Отечественной фашизм победили Соединённые Штаты Америки. Пожилой человек поднялся во весь рост, чтобы сказать «нет».

В доме по соседству от меня жил и ветеран Великой Отечественной Рафик Багян. Он всегда надписывал адрес на конверте «улица Космонавтикас», как прежде называлась эта несчастная улица в спальном районе. Дети бросили старика и редко заходили в гости, внучка вышла замуж за латыша и уже почти не говорила по-русски. В момент отъезда впопыхах я не уточнила его адрес, и, как часто бывает, номера квартир в доме были расставлены на редкость нелогично. Спустя какое-то время я решила написать ему письмо, для чего нужно было всего лишь зайти к нему и проверить адрес, это казалось мне простой задачей. Но каждый общественник, к кому я обратилась, нашёл массу отговорок, почему он не может зайти в гости к пожилому человеку, чтобы если уж не навестить, то хотя бы сверить номер квартиры. Ни глава Латвийского антифашистского комитета Латвии Иосиф Корен, ни правозащитник Владимир Бузаев, ни защитник ветеранов Антон Бухвалов, который гордится тем, что делает с ними интервью, ни помощник евродепутата Татьяны Жданок Виктор Ёлкин так и не смогли найти лишний час, при том что Рига – город маленький, а Бузаев и вовсе проживал в двух минутах ходьбы. Содействие неожиданно оказала сотрудник Посольства РФ в Латвии Анна Храпова, низкий ей поклон за это.

Агитационный плакат литовского "Саюдиса" за выход из СССР: "Да" "демократической" Литве - "Нет!" "рабству" СССР

Остаётся надеяться, что наши власти сделают всё возможное, чтобы хоть немного скрасить жизнь тех, кто подарил нам мир на земле и кто сейчас волею судеб оказался во враждебном им государстве. Ведь если в самой России ветеранам не хватает почёта и часто о них вспоминают лишь в День Победы, то там они подвергаются гонениям, в то время как ветераны «Ваффен-СС», настоящие нацистские преступники, превращаются здесь в «священную корову». Эмигрировать в Россию наши старики в силу возраста уже не могут. А потому праздники, которые устраивает для них Посольство России в Латвии, являются выражением благодарности со стороны Отечества и особенно важны. Даже дойти до памятника Освободителям 9 мая для них теперь уже подвиг.

ЭКСПРЕСС-ОПРОС

В противовес ранее описанным комментариям прибалтийцев и в качестве отступления следует отметить небольшие интервью с переселенцами из Риги в Калининград, которые воспользовались нашей программой по переселению соотечественников.

Эрика Сергейцева, около 50 лет: «Уверена, что если русский человек хочет жить и развиваться, то делать это можно только в России».

Ольга Сиркова, 43 года: «Когда я ехала из Калининграда в Ригу, я пыталась поймать это чувство, но поняла, что мой дом – там, а не здесь. Мне стало даже неудобно перед рижскими друзьями в этом признаваться. Но ни одного дня я не жалела о том, что уехала из Риги. А когда люди спрашивают, почему переехали, мне на ум приходят слова: «Моя родина – Советский Союз», ведь и вправду от нас страна уехала в 1991 году. Нас насильно увезли за границу, когда мы об этом не просили».

Олег Николаевич Гаврильченко, 1 год 4 месяца живёт и работает в Калининграде на момент интервью: «Меня подвигла на переезд экономико-политическая ситуация в Латвии. За несколько месяцев жизни в России Латвия стала для меня чужбиной. Я, конечно, не знал, что меня ждёт впереди, но я доволен, потому что приехал к русскому народу, в многонациональную страну».

Любопытно, что с момента старта самой программы переселения именно в Россию из Прибалтики уехало сравнительно малое количество людей, поскольку добрая половина сделала выбор в пользу Европы. Как любил приговаривать редактор журнала для русскоязычного населения «Балтийский мир» Дмитрий Кондрашов: «Не самые сильные, но и не слабые уедут в Европу, слабые останутся в Прибалтике, сильные уедут в Россию».

Мысль же, озвученная переселенцами, о том, что русский человек может жить и развиваться только в России, могла бы стать неким лозунгом, движущей силой для присоединения Прибалтики к России, если таковая идея всё же возникнет.

О ВЫГОДЕ

Ну а теперь о главном. Стоит ли овчинка выделки? Не будем брать экономическую составляющую, поскольку вопрос это двоякий – с одной стороны, логистический узел, связывающий Россию и Европу, с другой стороны, загубленная экономика: разрушенные заводы советской эпохи, полное отсутствие производства, ведь новых заводов так и не построили, вырубленные леса.

Земли суровой Прибалтики исторически входили в состав России. Не будем брать допетровский период, достаточно спорный и далёкий. Оттолкнёмся от заключённого в Ништадте мирного договора со Швецией, по которому Россия вернула утраченные по Столбовскому миру часть Карелии к северу от Ладожского озера, Ингерманландию (Ижорскую землю) от Наровы до Ладоги с крепостями Ям и Копорье, часть Эстляндии с Ревелем, часть Лифляндии с Ригой, а также острова Эзель и Даго.

Три столетия существования этих земель в составе Российской империи прошли относительно спокойно. Но в XX веке... Как только в России грянула Великая беда – революция 1917 года, мгновенно подле Ульянова-Ленина возникли латышские стрелки. И маленькая страна впервые обрела государственность. Следом грянула Великая Отечественная война, и тут же после оккупации Германией латыши и эстонцы ринулись в легионы «Ваффен-СС», где прославились небывалой жестокостью наряду с украинцами. Ведь в ту самую Прибалтику свозили несчастных со всех концов Европы – на мученическую смерть. Эстония же стала первой в Европе из оккупированных немцами стран, которая отрапортовала оккупантам, что территория «Juden frei», свободна от евреев. Впрочем, остальные не заставили себя ждать.

И наконец, ещё одна трагедия – развал СССР. Первыми вышли из состава главные провокаторы – три прибалтийские страны. И они же проявили наибольшую озлобленность как по отношению к России, так и к местному населению. Потому надо чётко понимать, что вхождение Прибалтики в состав Российской Федерации будет обусловлено постоянной необходимостью иметь там мощный контингент спецслужб, которые будут не только выявлять нелояльных, но и вести пропагандистскую работу среди местного населения. Экономически такое слияние может оказаться даже выгодным, как считают некоторые экономисты, например Василий Колташов.

ОБОСОБЛЕННОСТЬ КАК ЧЕРТА

Кстати, пропагандистам придётся столкнуться с весьма своеобразными психологическими особенностями. Прежде всего надобно отметить, что русскоязычное население неоднородно. Часть русскоязычных проживает в этих странах со времён образования старообрядческой общины в XVII веке, часть приехала в 50-х годах прошлого, а ждать поворота в сторону России от тех же старообрядцев не стоит. Они держат марку уже четыре столетия. Касаемо остальных: все разделились на тех, кто уехал, и тех, кто остался. Так что поговорим об оставшихся.

Психотерапевт Ариель Резник-Мартов назвал самоощущение русскоязычных амплуа жертвы, которое, что интересно, есть и у латышей, и отметил процесс сращивания общин, проведя параллели с известным школьным тестом. «Если положить друг на дружку пластинки из разных металлов, а сверху тяжёлый пресс и оставить в таком виде металл на годы, то пластинки начнут сливаться. А ведь люди куда более гибкие, чем металл. Думаю, что с течением времени обмен ценностями в итоге перемешает людей, сотрёт национальные различия», – высказался он.

Рассуждая о русских, населяющих Прибалтику, доктор выделил тот факт, что они в большинстве мягче, спокойнее и более европеизированные, чем российские русские: «Разница между прибалтийскими русскими и латышами меняется в зависимости от исторических событий. При советской власти она была одна, сейчас на ней уже другой отпечаток». По его мнению, латыши – нация изначально сельская, хуторская, и для них характерны вытекающие отсюда обособленность и спокойствие: «На латышскую ментальность не могла не оказать влияние немецкая, которая была здесь доминирующей и традиционно лютеранская вера. А это спокойствие, уравновешенность, приверженность к некоторым консервативным рамкам. Кроме того, в последние годы латыши живут с чувством непрерывного реванша за какие-то свои обиды, якобы имевшие место в прошлом, реальные или вымышленные. А в этом ощущения с русскими у них очень зеркальные – это постоянное присутствие угрозы своим базовым ценностям, языку или демографии».

Следовательно, тем, кто, возможно, когда-то будет работать с местным населением, нужно учитывать эти особенности и воспринимать местных как людей, заражённых одной болезнью – коричневой чумой и амплуа жертвы одновременно.

Отдаю себе отчёт, что играющие на страхе перед Россией элиты трёх стран вряд ли прочтут данный материал, но даже если и прочтут, то не примут его к сведению. Вывод же очень простой: не стоит идеализировать население прибалтийских стран, делить его по национальному признаку. Интеграция состоялась. И территориальные притязания должны быть выверены, просчитаны по принципу «семь раз отмерь», прежде чем начинать какие-либо действия, а потому элитам этих стран не стоит так уж опасаться российской экспансии. Во всяком случае сегодня.

Что же до концепции «мягкой силы», то она должна распространяться на все без исключения конфликты и споры. Ведь немалым достижением будет развитие добрососедских отношений в такой степени, что состоится добровольный выход стран Прибалтики из НАТО или даже ЕС. Этого-то и нужно достигать переговорами, совместными проектами и другими инструментами «мягкой силы». Одни только обвинения Кремля в том, что та или иная партия является прорусской, а потому всегда будет в оппозиции, говорят о многом, так почему бы не сделать так, чтобы латышские партии смотрели в сторону России менее зло и начали бы действовать в наших интересах? Мудрая дружба может принести куда большие дивиденды, чем присоединённая территория, отягощённая долгами, загубленной экономикой, не имеющая никаких ресурсов и к тому же с агрессивно настроенным населением, включая оставленных здесь когда-то русских. И пусть этого не понимают сегодня ни местные для Прибалтики русские, ни латыши с эстонцами – но опасение российской экспансии в современном мире вряд ли состоятельно.